top of page
  • А. Шель

Божья забота

(Лагерь для старшей молодежи, август 2022 г.)

Все началось в то утро, когда я получила сообщение от подруги, в котором она предлагала поехать в Сибирь в Горный Алтай на общение старшей молодежи.

Я сразу отказалась: очень далеко, дорого, да и август – самый разгар рабочего сезона. Но она не отступала: «Поехали! Я уже добавила тебя в группу в Телеграме. Не пожалеешь».

По дороге на работу я просмотрела сообщения в группе, членом которой только что стала. Доброжелательный, корректный стиль общения в чате пришелся по душе, и сразу повеяло чем-то теплым и дорогим. Трудно сказать, что именно побудило принять решение ехать, но ясно одно: обстоятельства удивительным образом сразу начали складываться в его пользу, а препятствия к осуществлению задуманного – устраняться сами собой. Чувствовалось все явственнее, что к этой поездке нас направляет Бог, и делает это с необыкновенной заботой.

В Новосибирск мы приехали ночью, и не успели войти в светящийся сотнями фонарей город, как в сумочке завибрировал телефон – несмотря на позднее время, нас здесь ждали! Так трогательно, что есть те, кто встретят и позаботятся о том, чтобы у каждого был ночлег и все необходимое. На следующее утро всех распределили по машинам и началось интересное путешествие к месту проведения лагеря.

Такой живописный и необычный Алтай встретил нас солнечной, ясной погодой. Через несколько часов пути перед нами открывается «Своя усадьба».

Во дворе турбазы витает приятный запах костра – возле парковки дымятся казаны, и повара дружно кивают в знак приветствия. Чуть в стороне стоит группа молодежи; один из братьев идет навстречу, уверенно берет сумки у нас из рук:

– Девчата, куда их отнести?

– Еще не знаем,– отвечаю я. – Сказали, в двадцатый домик, а где он, мы пока не разобрались.

– Он там. Пойдемте, я покажу.

Сразу за поворотом открылся прекрасный вид на реку в обрамлении высоченных сосен. На том берегу – цепь гор, поросших лесом. По обе стороны выметенной дорожки ладно выстроились деревянные домики с аккуратными клумбами и беседками, стоящая на высоком штативе колонка пела на всю аллею голосом Алексея Дегтярева:


Ты смотришь за мной…

Спасибо Тебе,

Ведь я без Тебя пропаду

во мгновение ока…

Мы сразу почувствовали себя как дома; все здесь показалось родным и дорогим. Молодежь, свободная от всякой скованности, вела себя просто и по-христиански открыто. Многие подходили к нам, знакомились, рассказывали, кто они и откуда. Перед нами были жители самых разных регионов нашей огромной страны – из центра России, Дальнего Востока, Санкт-Петербурга, Урала, Сибири… Время до ужина пролетело как один миг.

В столовой нас радушно встретили повара. Все они были в одинаковых фартуках и футболках снежной белизны. На столах – светлые скатерти и зеленые веточки в квадратных вазочках. В каждый букетик вложена маленькая записка. Беру листок в руки и читаю: «Не превращайте свою книгу жизни в жалобную», «Кормите веру, а не сомнения. Тогда сомнения умрут с голоду», «Не теряйте хорошего настроения, а то другие подберут». «Надо же,– думаю. – Они позаботились даже о такой мелочи, как интересная цитата на каждый день».



Об усердии поваров стоит рассказать особо. Нигде и никогда не приходилось мне наблюдать, чтобы пищу подавали так аккуратно и с такой любовью, как здесь. И какую пищу! Горячие блюда, салаты, десерты, ароматный чай на алтайских травах с корицей и земляникой… Столько сил и умения было вложено для того, чтобы сделать приятное другим, чтобы порадовать и послужить поистине от всего сердца. Да вознаградит их за это Господь!

Очень тронуло то, что в столовой братья-служители садились за стол вместе с нами и вели непринужденные беседы, задавали вопросы, рассказывали случаи из своей жизни.




И вообще на протяжении всего лагеря они почти всегда были рядом – когда мы играли в игры, поднимались в горы или просто сидели в беседке на берегу реки. Невозможно забыть их чуткое внимание и настоящую отцовскую любовь. Любовь, которая согревает и одновременно тревожит душу, поднимает на поверхность то, что давно забыто и пробирает до самых потайных уголков сущест­ва. Любовь, которая помогает получить ответы на те вопросы, которые ты сам не в силах разрешить; любовь, которая возвышает дух и приближает к нашему Небесному Отцу.


Каждый день начинался с богослужения, назидательной беседы и совместной молитвы. В послеобеденное время все вместе выезжали за пределы лагеря и посещали достопримечательности этого необыкновенного уголка земли. Остров с библейским названием «Патмос» запечатлелся в памяти каменистыми склонами, уверенно держащими его на бирюзовых водах Катуни. Путешествие по «козьей тропе» подняло на высоту облаков и открывало завораживающие виды на Катунь, на Чемальскую ГЭС. Шумный Камышлинский водопад порадовал сочной зеленью и белоснежной пеной-кружевами. И в созерцании этой красоты неожиданно родилось сравнение: Христос часто собирал Своих учеников в горах. Когда учил народ, когда преображался пред ними, когда возносился на небо… Мы тоже находимся сейчас в горах, и небо здесь намного ближе, чем там, внизу, на душе светлее и теплее, и житейские заботы кажутся совсем маленькими и незначительными… Можно со всей уверенностью сказать, что здесь по-особенному открывается величие Божье, которое умиротворяет и ставит поистине ценное на первое место.

После ужина все собирались для вечернего общения, которое всегда проходило очень живо и интересно. Особенно запомнился вечер, когда всех нас распределили на группы в том числе и по роду деятельности: на учителей воскресных школ, музыкантов, водителей, медсестер. Удивительно, насколько быстро сближает людей общий труд и схожесть интересов. У всех нас было, что сказать друг другу. Общение, начавшееся обычным знакомством, превратилось в импровизированный мини-семинар, где каждый в простоте делился своим опытом и радостями в служении.

Заканчивались эти уютные вечера совместным чаепитием при свечах, с песнями и непродолжительной проповедью.

Одним из самых ярких и запоминающихся событий стал сплав по реке на рафтах (надувных лодках). В то утро моросил дождь, но как только рафты были спущены на воду, небо прояснилось и засияло солнце. Когда все надели спасательные жилеты и заняли места в рафтах, прозвучал долгожданный сигнал к отправлению:

– Вперед!

Рафт подхватило, закружило в стремительном потоке.

Не сразу мы овладели искусством синхронно работать веслами, и инструктору пришлось приложить немало усилий, чтобы из растерянных пассажиров сделать дисциплинированную команду.

– Левый борт – вперед! Правый – табань! Та-бань! – надрывался он. – И р-р-раз! И р-р-раз!

Наконец мы сообразили, что от нас требуется, и благополучно преодолели пороги и повороты реки. После команды «сушим весла!» рафт отдавался течению, и каждый изгиб Катуни открывал перед нами картины одну живопис­нее другой. Мы видели, как живут люди в прос­тых деревянных домиках, как на лужайках пасутся коровы и играют дети. Миновав очередной поворот, мы заметили на берегу наших дорогих руководителей лагеря и работников кухни, которые спустились к реке, чтобы посмотреть сплав. Они снимали нас на видео и махали руками так, будто мы уплываем куда-то далеко-далеко…

За эти четыре дня много прекрасных картин Бог позволил увидеть, много добрых слов и задушевных песен услышать, много добрых эмоций пережить. Все это останется в памяти навсегда. Память – это то, что не умрет никогда, потому что это – единственное, что человеку позволено взять с собой в вечность. Потому воспоминания об этих днях будут жить всегда. Я вижу и сейчас, как вся наша дружная лагерная семья сидит на траве у подножия Камышлинского водопада и вдохновенно поет песню, которая с удивительной точностью передает состояние души:


Мы чувствуем во всем

заботу Божью нежную,

Нас даже в час беды

утешит и поддержит Он.

Хвалу Ему несем

за дружную семью,

Мы в церкви дорогой

нашли себе приют.

Счастливей всех на свете

мы с вами, Божьи дети,

Отец у нас на небе – Бог живой…


А. Шель



Commentaires


bottom of page