• Д. Алексеева

Мое знакомство с Якутией

В конце февраля состоялась поездка с благовестием по маршруту Мирный – Верхневилюйск – Жиганск – Вилюйск – Нюрба – Сунтар – Мирный. В ней приняли участие братья и сестры из Алтайского края и Якутии.


Якутия – суровый северный край. Но в моей памяти она запечатлелась как место, где очень тепло от искренней христианской любви, где легко на душе от особой Божьей близости, куда хочется попасть хотя бы еще разок…

Нет на свете ничего прекрасней, чем быть сосудом, который Господь использует в служении. Трудясь на Божьей ниве, мы чем-то жертвуем, но Господь награждает несоразмерно больше Своими благами. Поездка с благовестием по Якутии стала для меня величайшим Божьим подарком. Это и первый полет на самолете, и красота природы Севера. Новые приятные встречи с братьями и сестрами и незабываемые свидетельства о пути спасения, знакомство с миссионерскими семьями и их жертвенной, полной живой веры жизнью. Это и ответы на тревожившие вопросы, и просто христианское общение. Весь этот перечень – лишь малая часть из списка Божьих милостей. Действительно: «Щедр и милостив Господь…» (Пс. 102, 8).

В город Мирный мы, две сестры из Алтайского края, прилетели 22 февраля утром. В аэропорту нас без труда нашли и встретили местные сестры, хотя мы не знали друг друга. Вскоре сообщили, что точно неизвестно, когда начнется поездка, так как братья еще не вернулись с общения. Но скучать не пришлось, познакомились с принявшей нас семьей.

Начался новый якутский день, а мы все еще в квартире. Меня порадовало гостеприимство семьи и общительность друзей. Пришли две сестры: якуточка и эвеночка. Позже подошла еще одна молодая семья. Знакомство и общение получилось сердечным и простым. Вечером мы вместе с Петром Эрнстовичем Нейфельдтом, ответственным за предстоящую поездку, собрались в молитвенном доме для репетиции. Приготовили две небольших программы: одну для участия в богослужениях, а другую для благовестия.

На третий день сделали необходимые покупки. Нас удивили высокие цены в сравнении с нашими, материковыми. На обратном пути брат завез нас на карьер «Мир» – в прошлом одно из крупнейших в мире мест по добыче алмазов. Огромная воронка, наполовину залитая водой, поражала своими размерами. Брат, как экскурсовод, отвечал на все интересовавшие нас вопросы. Вечернее служение с церковью прошло благословенно и тепло. Там я впервые услышала пение сестер на якутском языке. Кроме нас, в гостях здесь был еще служитель Александр Александрович Зейбель из Алтайского края. Звучало слово назидания, было много молитв, в том числе и за нашу поездку, ведь уже на завтра назначили выезд. Жена прес-витера Елена Эннс поинтересовалась, есть ли у нас теплая одежда и обувь. Наша «теплая» обувь для Севера не годилась. Благодаря заботам сестры, нас снабдили ватными штанами и местной обувью из оленьих шкур – унтами.


г. Мирный

Утром 25 февраля мы отправились в поездку. В УАЗе оставили семь сидений – по количеству участников. В машине я увидела всех, с кем будем совершать служение: три брата и четыре сестры. Четверо участников – из якутских церквей, трое – из Алтайского края. В группе собрались люди разного возраста, но это не препятствовало нашему общению.


Группа благовестников

Самой дальней точкой маршрута был Жиганск, а значит, предстоит долгий путь. Уже через пару часов ноги в сапогах окончательно замерзли, приш-лось попросить найти среди вещей унты. Не раз в пути я с благодарностью отмечала, что это прекрасная обувь. Да, они не привлекательны внешне, но зато в них всегда тепло.

Остановились в Верхневилюйске у детского дома. Из-за карантина нас не впустили, разрешили только передать литературу и сладости. Братья быстро сориентировались и решили подарить прохожим календари и газеты. За короткое время мы раздали целую упаковку газет. И снова в путь.

На землю опустился вечер. Мы ехали по зимнику, но скоро путь преградила наледь. Братья решили двигаться через лес. Четыреста восемьдесят километров преодолели за 16 часов. Впечатления передать сложно. Даже при скорости двадцать километров в час трясет так, что для того, чтобы после очередной кочки приземлиться на сиденье, необходимо быть пристегнутым ремнем безо-пасности. Нам подсказали, что из сумок можно сделать лежачее место. Но зас-нуть даже лежа было совсем непрос-то. Однако усталость сделала свое дело, и, несмот-ря на неудобства, к утру всех пассажиров сморил сон. В пути возникла неприятность: одна из канистр с топливом, установленных на верхнем багажнике УАЗа, стала протекать. Спе-цифический запах проник в салон, так что у всех разболелась голова, а кого-то стало тошнить.

В Жиганск прибыли около четырех часов дня. Там уже не первый раз благовестники останавливаются в семье, которая расположена к верующим. Хозяин дома умер около трех лет назад, и теперь его жена Анна одна воспитывает девять детей. Чуть отдохнув с дороги, провели вечернее служение. Пришла и сестра Анны с сыном-подростком. Дети внимательно выслушали рассказ про Андрюшу и спрятанного им мертвого петуха, потом учили песни с показом жестами: «Один построил свой дом на пес-ке» и «Кто создал бушующее море?». Общение получилось по-домашнему непринужденным и простым. Гостеприимная хозяйка предоставила нам две спальни на втором этаже, а сама с детьми отдыхала в зале на диване.



После завтрака мы провели молитвенный час, попросили Божьего благословения на труд. Планировали провести служение в общеобразовательной школе, но нам отказали. Хотели посетить детский дом, но еще днем ранее узнали, что детей распустили по домам. Нам дали адреса семей, где детей воспитывает только один родитель. Но ни один адрес мы не смогли посетить с благовестием: где-то хозяев не было дома, до кого-то не смогли дозвониться. Чуть расстроенные, мы вернулись в принявший нас дом, пообедали. -Братья оказали некоторую помощь с электричеством, установили привезенную в подарок люстру, передали продукты, которые везли специально для этой семьи. Провели еще одно служение и, тепло попрощавшись, отправились в дорогу. Обратный путь по этому же зимнику показался мне намного легче, да и ехали мы быстрей.


п. Жиганск

Утром прибыли в Вилюйск. Было воскресенье, и братья заранее договорились утреннее богослужение провести в группе зарегистрированных христиан: они остались без служителя и во время карантина перестали собираться. Нас радушно принял хозяин дома. Мы с удовольствием воспользовались возможностью привести себя в порядок после дороги.


В доме молитвы

На богослужение пришло пять человек. Мы вместе пели и на русском, и на якутском языках. Молодой мужчина, Николай Николаевич, попросил помолиться за их группу: чтобы Бог послал им пастыря и чтобы пожилые верующие скорее поправились. Это был директор детского дома.

Наскоро пообедав, мы поспешили в детский дом. Там Николай Николаевич постарался собрать детей, соблюдая все предосторожности, связанные с карантином, и сам присутствовал на общении. Дети очень внимательно слушали тему «Что посеешь, то пожнешь». В конце раздали книги «Это нужно знать всем детям!» на русском и якутском языках, календари, Детские Библии, шоколад. Нам понравилось, как по-дружески директор общается с детьми. Ребята отнеслись к нам с добрым расположением и с радостью согласились сделать фото.



Мы торопились – на вечер запланировано служение в зарегист-рированной группе в Нюрбе. Там нас сердечно встретили около двадцати взрослых. По их лицам можно было видеть, как они жаждут слышать Слово Божье! Но и в этой группе нет пастыря. Конечно, внешне они отличаются от наших верующих, но сердца горящие, искренние. Когда пригласили к молитве, они в благоговении преклонили колени. Старались молиться на русском языке, но не у всех получалось хорошо: когда не могли выразить мысль – переходили на якутский, а потом опять на русский язык. Молились долго.

Во время молитвы одна из женщин заплакала.

– Она первый раз пришла на собрание,– пронесся шепот в зале.

Женщине предложили помолиться. Она обратилась к Богу на якутском. После нее покаялась еще одна якутка. Хоть мы и не могли понять значения слов, но чувствовалось действие Духа Божьего, и сердце умилялось.


Служение в доме молитвы

Наше общение закончилось ужином. Сестры постарались приготовить обильное угощение. Во время совместной трапезы некоторые из них поделились свидетельством о покаянии. Очень просили, чтобы к ним приехал кто-то из братьев-проповедников.

На ночь братья остались в молитвенном доме, а сестер уговорили пойти на ночлег к местным. Я уже почти научилась в Якутии ничему не удивляться, но полуразваленный дом, в котором еще умудряются жить, видела впервые. Пол сильно покосился, а в дымоходной трубе трещины в палец. Но восьмидесятилетняя Мария Егоровна успокоила нас, сказав, что живет так уже давно, ожидая, когда выделят лучшую квартиру. Она с неподдельной радостью послужила нам: нагрела воды, предоставила диван и кровать. Себе же на кухне приготовила раскладушку, положив на нее куртки. Перед сном мы с сестрой склонились на молитву. Заметив это, хозяйка и пришедшая к ней на ночь подруга присоединились к нам в сердечных продолжительных молитвах.

На календаре первое марта, но весной и не пахнет, мороз ниже тридцати градусов. Позавтракав в молитвенном доме, мы отправились в путь, но уже в направлении города Мирного. В дороге Петр Эрнстович позвонил еще в один детский дом, но нам не дали разрешения на встречу. Однако представилась возможность посетить коррекционную школу в Сунтаре.

Около тридцати детей собралось в актовом зале. Они много баловались, обкидывались пластилином, поэтому говорить было сложно. Но верим, что посеянное семя не пропадет. Бог по могуществу Своему взрастит его в свое время.


В коррекционной школе


Во второй половине дня мы вернулись в Мирный, где нас встретили с любовью. За столом вспоминали интересные моменты из поездки, а после вместе от сердца прославили Бога за возможность трудиться на Его ниве.

Д. Алексеева