• Ал. Н. Федорченко

Духовная брань



В начале лета меня пригласили поучаствовать в служении благовестия на катере. Маршрут намечался по реке Сосьва на севере Ханты-Мансийского округа. Николай Иванович Ящуковский, организатор этой поездки, заболел. Брат Владимир предложил мне поехать, но я отказался: суета мешала. Потом уже Александр Давидович Пивнев позвонил. Я подумал: «Если дважды голос Божий говорит, значит это очень важно. Надо пересмотреть все свои дела». Я покаялся перед Богом за свой отказ от служения и поехал. Пока мы ехали на автомобиле к месту стоянки катера, решили использовать возможность и заехать с благой вестью в населенные пункты юга Тюменской области. Нас было четверо: два брата и две сестры из Омской области. Посетили Абатский и Викуловский районы. В одном селе остановились возле разрушенного храма. Местные жители рассказали, что он стоит заброшенным со времен революции. Он как памятник, отображающий духовное состояние народа той местности – все разрушено. Церквей нет. Но в то же время мы заметили у людей духовную жажду: они хорошо принимают благую весть. Миролюбовская церковь посещает поселки в южной части Тюменской области. Каждый месяц на протяжении двух лет молодежь раздает в них по тысяче газет «Веришь ли ты?». На сегодняшний день там уже образовались группы желающих слушать Слово Божье. Но к востоку от Тобольска еще есть масса поселков, где у людей в домах нет даже Евангелия. Эти районы можно отнести к «белым пятнам»: там практически никто не благовествовал, хотя раньше там были верующие. Сейчас же кто-то выехал, кто-то умер. На всей этой территории нет церквей хоть каких-нибудь евангельских союзов. Ближайший дом молитвы нашего братства находится в Ишиме. Это далековато: около ста километров от тех мест. Сил ишимской церкви недостаточно, чтобы охватить широкие нивы. В церквях нашей Омской области мы обозначили эту нужду и молимся, чтобы в те места переехали миссионерские семьи, потому что затрат на поездки много, а результата очень мало. На юге Тюменской области мы книгоношами обошли около двадцати населенных пунктов. Затем мы прибыли к стоянке катера, и началось основное служение по Сосьве. В первый же день, когда мы вышли на катере, нам сообщили о смерти Николая Ивановича. В группе больше не было ни одного служителя. Через это я еще раз утвердился, что мое присутствие здесь – это рука Бога. Я помолился: «Господи, как хорошо, что Николай Иванович мог уйти в вечность со спокойной душой! Он организовал эту группу, позаботился, чтобы в ней был служитель». Первая остановка – село Верхние Нарыкары. Там живет наша сестра Настя, член церкви. В ее доме мы совершали вечерю Господню. Она бодра духом, но остается нужда в молитве о ее муже: он у нее неверующий. Далее путь в Ванзетур. Здесь два члена церкви: брат Александр Кирпичев и его пожилая мама. Их посещают не так часто, а потому они очень рады гостям. Евангелизационное служение решили провести на спортивной площадке: там собирается молодежь. Мы встали немного на расстоянии от слушателей, чтобы соблюдать положенные санитарные требования в связи с пандемией. Колонка разносила наше громогласное пение далеко окрест. Но вскоре прибежали две женщины и стали противодействовать нашему служению. Вызвали полицию, и нам приш­лось уехать. В очередном селе одна женщина услышала, как я беседовал с хозяином дома о Боге, подошла, резко ударила меня в спину и вытолкнула со двора. Но это не поражение. Брат Николай рассказывал, как его и по лицу ударяли. И такое бывает. Это духовная брань – мы должны быть к этому готовы: быть укрепленными и действовать с силой Божьей.


Иногда случаются совершенно незапланированные беседы: человек звонит и просит поговорить с ним, или приходят исповедоваться. Как-то в одном селе бывший председатель совхоза приехал ко мне и говорит: – Я хотел поговорить со священником о моих душевных переживаниях, но когда увидел, как он забирает своего ребенка из детского сада (он отчитывал его за шалости очень нехорошими словами), я понял, что он недуховный человек. Вообще я православный, но приехал беседовать к тебе. В одном из поселков заехали к знакомому дедушке. Он нам показал местную достопримечательность – каменный топор. – Этот топор из каменного века. Я его нашел на берегу реки. Наверное, им пользовались очень древние люди. Он с нами поделился своей драгоценностью, а мы с ним своей – Словом Божьим. Он слушал внимательно, принимал.

В селе Саранпауль есть группа верующих из зарегистрированной церкви. Ответственный у них старец Александр Карлович. Он нам разрешил провести богослужение. А после собрания сказал: – Братья, сейчас такое положение, что на служение приходят только возрожденные. Остальные дома сидят – боятся пандемии. Такое у него интересное объяснение. В этом селе к нам на катер приходил местный священник. Раньше он беседовал с дедушкой Александром Карловичем и одержал верх. У старца заболела голова, и разговор прервался. С такими же намерениями он и нас посетил. Я немного переживал. Помолились всей группой. Слава Богу, Он дал нам победу. Расскажу об этой встрече подробнее. Я проходил мимо местной часовни. Подъехал на старенькой «Ниве» человек, чуть моложе меня, с двумя детьми. Я хотел ему газету предложить, но он отказался. Завязался разговор: – Меня зовут отец Алексей. – И я Алексей, у меня тоже дети есть. – У меня двое. – А у меня десять. – Я хотел бы с вами поговорить. – Мы бы тоже хотели. – Можно прийти к вам на катер? – Конечно, приходите! Он пришел к нам на катер в своем облачении, с крестом. – У вас есть разрешение на миссионерскую деятельность, которую вы проводите? Есть ли у вас документы? Паспорта с собой? Вот, пожалуйста, пос­мотрите, я принес вам почитать закон о миссионерской деятельности,– начал он общение в официальном стиле и показал мне распечатанный документ.

Я почувствовал нарастающее напряжение и внутренне взмолился: «Господи, вразуми, что сказать человеку». – Дайте, пожалуйста, вашу бумагу. Я свернул ее и положил под стакан. – А ты почему не читаешь ее? – спросил он. – Алексей, мы же пригласили тебя побеседовать о Боге. А ты ведешь себя как полицейский: «Покажите документы! Кто вы такие?». Расскажи, как ты к Господу пришел, как покаялся. Мы расскажем о себе. Ты же верующий, и мы верующие. Зачем нам о политике, о законах говорить? – А, так с вами не надо говорить на эту тему? – Нет, не надо. Зачем? – А, ну ладно,– замялся он и присмирел. Мы начали беседу. Он не смог рассказать о своем покаянии. Поделился немного о том, как искал работу. В одно место обратился, в другое. В итоге решил пойти в семинарию. Человек грамотный, филолог. Мы с ним больше часа беседовали. Спели несколько гимнов, и он расположился к нам. Даже сфотографироваться захотел с нами. Показал нам свой храм. Я увидел какой-то небольшой бассейн и спросил: – А это что за купель? – Это баптистерий. – О, это нам уже близко! Значит вы тоже баптисты? – Нет-нет, что вы!

Тем временем зазвонили колокола. Мы подумали, что это зов на богослужение, а это наши сестры извлекали звон с разрешения священника. В такой вот приятной атмосфере мы с ним и расстались. Благовестие по Сосьве закончилось, мы вернулись домой. Хочу отметить урок, который я взял для себя из этой поездки: нам необходимо побеждать. И победа, прежде всего, должна быть внутри себя, в сердце. «Они победили его кровию Агн­ца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти» (Откр. 12, 20). Таким должно быть наше отношение к служению Богу: ничего не жалеть, даже жизни. Пусть Господь благословит, чтобы нам укрепляться Господом и могуществом силы Его. Потому что мы с вами ведем духовную вой­ну. И борются с нами не люди, а духи злобы поднебесной.

Ал. Н. Федорченко