• Н. Я. Янц

Есть светильники среди хантов

(По реке Демьянка. 24 мая – 11 июня 2021 г.)


Знойный ветер теребил воротник, когда я, выйдя из машины в Новосибирске, шел в условленное место ожидать братьев. «Нужно найти тенек»,– подумалось мне, и я направился в пустующую курилку возле СТО. Вот братья уже подъезжают, я в предвкушении встречи… Так началась моя поездка на север к хантам по реке Демьянке.

Нам предстоит долгий путь, сначала до Ханты-Мансийска. К полуночи прибыли в Ишим, где брат Николай с сестрой Люсей с радостью нас встретили и устроили на ночлег.

К вечеру следующего дня мы прибыли в Ханты-Мансийск и сразу – на берег, где зимовал катер. А катер еще на мели, мало воды. Пронизывающий ветер с дождем, да и поздний час позволили совершить только подготовительные работы по спуску катера на воду. В молитве просили у Всевышнего помощи в этом нелегком труде. Утром начались работы. Проходящие мимо буксиры не соглашались нам помочь и не отвечали на вызов по рации. Но мы служим великому Богу, и Он посылает помощь вовремя. Александр Давидович с капитаном Яковом поехали в поисках помощи по лодочным станциям, где пришвартованы катера и буксиры. Нашли теплоход, капитан которого согласился нам помочь. Он подошел к решению сложной задачи со знанием дела, предложил вначале подмыть песок и осадить катер. Немало времени прошло, прежде чем корма нашего судна начала качаться.

Раскачивая палубу, мы пытались сдвинуть катер с песчаной гряды. Капитан теплохода продолжал подмывать песок, тянул и всячески пытался сдернуть наш катер, но тот так и сидел на мели. Мы уже переживали, что капитан теплохода откажет нам в помощи. Спустя два с лишним часа, после очередного рывка, катер сильно накренился на правый борт. Это вселило в нас надежду и открыло «второе дыхание». То выравнивая, то усиливая крен, мы, наконец-то, свели катер на глубину. Радовались все: и капитан теплохода, получавший благодарность, и мы, вымотанные окончательно. Возблагодарили Бога за то, что помог нам и послал такого великодушного капитана теплохода.

Теперь нужно проверить судно после весеннего ремонта винта. Обнаружили, что вал кардана возле винта дал трещину и требовал замены. Необходимые работы были сделаны, и произведена модернизация защиты винта. Двигаясь на заправку, мы приятно удивились, что винт работает намного тише и скорость катера заметно возросла.

Множество мелкого ремонта и проверка исправности узлов заняли еще один день.

Субботнее утро подарило нам новую встречу: из Германии для участия в поездке приехал брат Петр Абрамович Квапп. Теперь наша группа в сборе: ответственный Александр Давидович Пивнев, капитан Яков Фризен, еще пять братьев и три сестры. Отчаливать решили после обеда, так как нужно еще немного помочь на стройке молитвенного дома местной церкви.

Последние приготовления позади – отчаливаем. Погода солнечная, на берегу провожают братья. Мытье палубы и расстановка балласта окунают нас в будни речного перехода. Впереди долгий путь вверх по Иртышу до поселка Цингалы. В пути продолжаем подготовку к служению: составляем программу, подбираем стихи, готовим пение. В утренние молитвенные часы размышляем над Нагорной проповедью Иисуса Христа.


Цингалы


Заплывая в узкую протоку, подходим к поселку. Полуденное солнце ярко заливает лучами берег, а на берегу стоят две старые ивы с мощными подмытыми корнями. Здесь и решили причалить, привязавшись за корни деревьев.


В поселке живет многодетная семья Дмитрия и Светланы. Прямо к катеру подъехал на мотоцикле глава семьи с сыновьями. Летом с Большой земли нет дорог в Цингалы, поэтому друзья очень дорожат любым посещением их местности.

Мы провели у них в доме богослужение, совершили вечерю, разделили совместную трапезу, раздали детям памятные подарки, переданные верующими из Германии. А потом еще долго общались на берегу… Как ни оттягивали минуту расставания, но она настала, и мы долго наблюдали силуэты детей Божьих, провожающих катер. Мало общения, всего несколько часов, и как оно дорого!

Вновь Иртыш встречает своей темной, как кофе, водой, и путь наш лежит к устью реки Демьянки. Идем практически без остановок, разве что на ночлег или чтобы сходить за продуктами в поселок. Река Демьянка неширокая, изобилует крутыми поворотами. Течение небольшое, но достаточно стабильное. Путь усложняют множество груженых барж, обслуживающих нефтяные вышки. Разойтись с ними требует от капитанов немалого умения. Также нужно быть особенно внимательным к плывущим бревнам. Особую опасность представляют топляки, упершиеся одним концом в речное дно. Другой конец, находясь на плаву, затачивается баржами и льдом. Не всегда их отчетливо видно над водой, порой можно лишь догадаться о бревне по симметричным разводам волн за ним. Поймаешь такое бревно на винт или рулевое перо – не миновать беды.

Наутро в среду мы подошли к усадьбе Усановых.


Усановы


За очередным поворотом реки на воде качались пришвартованные лодки. На вершину крутого яра вела длинная лестница в виде трапа. Не один день мы наблюдали вокруг только дикую природу, поэтому сейчас, при виде следов человеческого проживания, мне невольно вспомнились слова песни: «…чуть обжитый уголок вселенной!» Подошли ближе – увидели, что нас уже встречает брат Геннадий. Вместе пришвартовали катер, радуясь встрече.

После знакомства с братом, его супругой Людой и сестрами Геннадия, Татьяной, Аленой и Олей, на память пришли слова другой христианской песни: «…а в сердце стук – родные!»


Дома Усановых расположены на высокой поляне. Лай собак громко напоминает, что местность не совсем безопасная. Кругом, куда ни глянь, дикая тайга, где обитает хищный зверь.


Я здесь впервые. Хожу, гляжу на добротные деревянные дома, множество навесов и каких-то интересных сооружений. Пообщавшись с местными, удивляюсь, как все продуманно и нужно. Вот лабазы, например. Вместительная кладовка с двускатной крышей стоит на четырех столбах, как на ножках, и на них вырублены причудливой формы конусы. Зачем? Оказывается, мыши и другие грызуны через эти конусы не пролезут. Под навесом замечаю печь. Но здесь что-то необычное – нет трубы для дыма. Сложена она целиком из глины, вверху образуя свод. У нее только одна дверца, которую подпирают деревянным веслом. Да и постамент для такой духовки тоже деревянный. Надежно ли?

Но, подойдя, увидел, что дерево обмазано толстым слоем глины. Оно не обгорает и в прекрасном состоянии. Работает эта печь предельно просто: внутри растапливают дровами огонь, как накалится глиняный свод, угли и золу выгребают, затем ставят хлеб или другую выпечку. Вкус такого хлеба намного приятней привычного нам городского. Рядом, тоже под навесом, расположено костровище. Но и здесь необычное решение: очаг обложен глиняной стеной по периметру с трех сторон – от ветра.

Здесь висят котелки. Бог наделил местные народности простой мудростью, как устроить свой быт… Дома, бани, навесы и поленницы – вся обстановка простая, таежная. За болотом, ближе к лесу, поляна для вертолета. Трудно подобрать слово, название для такого «чуть обжитого уголка вселенной». Что это? Поселок? – нет. Село? – тоже нет. Деревня? – вроде как и да и нет. Даже название у нее в свое время было – Калимьяга, но теперь здесь живет только семья Усановых. Раньше поселенья хантов называли юртами, но ханты уже давно ушли от юрт и живут в деревянных домах. Мы не понимаем местного языка, как ханты сами идентифицируют места своего проживания, поэтому кто-то называет усадьбой, кто-то поместьем, кто-то по старинке юртами, а кто и вовсе избегает этих слов.

После заправки катера провели собрание в доме у Татьяны, старшей сестры Усановых. Простая и радушная обстановка, слаженное пение под баян и гитару, простые проповеди и стихи – все напоминало о простоте во Христе. Сестры в национальных одеждах скромно слушали нас, участвуя в общем пении.

Молились они на хантыйском языке. Гена с Людой принесли для молитвы благословения свое дитя, девочку, которая родилась несколько месяцев назад. Александр Давидович совершил над маленькой Валечкой молитву. После вспоминали страдания Господни. «…Будете Мне свидетелями… до края земли» (Д. Ап. 1, 8). Здесь понимаешь глубину этих слов, когда ханты участвуют в вечери вместе с немцами и русскими и всех объединяет единство во Христе. Да, небесное родство, единство духа – великая милость Божья в Иисусе Христе.

После собрания совместный ужин, изобилующий местными деликатесами. Рыба копченная, жареная, пироги и другая стряпня,– всё приготовили сестры с любовью. Потом пригласили в нагретую баню. С любовью приготовленная постель увенчала насыщенный впечатлениями день.

Наутро ловлю себя на мысли: нет, я такого не ожидал. Постель – лучше, чем в некоторых гостиницах, сон – крепкий, как у Адама (самый лучший), комары – я забыл про них, где они, их же было много и повсюду, почему они не мешали спать? Ответа я не знаю до сих пор. Умывальник у столба как на «Фаворе», нужно воду пополнять ковшиком. Да, все-таки Бог создал человека, чтобы он жил на земле, на природе. Наблюдая, как готовится завтрак на костре, вновь ловлю себя на мысли: как все просто и так каждый день! Птичье пение и привычный лай привязанных собак, залитый солнечными лучами луг, река – благодатное место! Но в каждом доме висит ружье, и собаки привязаны по периметру усадьбы. Понимаешь: медведи рядом, есть опасность. В прошлом году Геннадий перенес дом глубже в тайгу, так как река подмывает берег, меняя русло.


Николай и Шура


Кусок твердой земли под ногами, и вновь – качающаяся палуба речного перехода вверх по реке. С нами поехала старшая сестра Усановых – Татьяна. Впереди дом Николая и Шуры, с ними живет мать Шуры тетя Люда.

Из-за поросших кустарником берегов мы едва не прошли мимо. Дети встретили нас радостно, увязая сапогами в илистом берегу. Решили здесь долго не останавливаться, узнав, что взрослые собрались к Ярсиным на собрание, куда направлялись и мы. Не привязывая катер, спустили трап, раздали детям подарки. Поднялись в дом поздороваться с тетей Людой. Спели песню, помогли детям разобраться с подарками и отправились дальше к Ярсиным.



Ярсины


Высокий берег у Ярсиных тоже встретил множеством привязанных лодок. Лодки здесь самый ходовой летний транспорт, ведь практически все передвижения связаны с водой.

На берегу нас встретил дедушка Семен.

– Пытя, пытя! – слышалось на хантыйском, что означает «здравствуйте», а два раза повторяется, если хочешь поприветствовать с уважением.

Сразу поднялись по приглашению в дом и провели собрание. Хантов много. Они сели рядочком, братья отдельно, сестры отдельно. Сестры все в национальных одеждах. Всё благоговейно и чинно.

Собрание затянулось, но никого это не смущало. Брат Геннадий переводил проповеди на хантыйский язык, так как не все хорошо понимают русский. Проповедуется Евангелие здесь уже давно. Старейшина поселенья, благородный дедушка Семен, года три назад заболел циррозом печени. Врачи вынесли ему приговор: до весны не доживешь. Тогда Александр Давидович сказал ему, что есть в Писании текст: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне» (Иак. 5, 14). Совершили молитву, и дедушка Семен получил исцеление. Врачи немало удивились, когда он в очередной раз приехал в больницу. Бог исцелил, и он по сей день ходит на охоту и чувствует себя хорошо. Он профессиональный охотник, в его трудовой книжке написано – охотник-промысловик.

После собрания всех пригласили в летнюю кухню на ужин. На столе вареный карась, жареная щука и компот из лесных ягод. Радостное общение сменялось хвалебными песнями. На улице уже стемнело, а из летней кухни далеко окрест разносилось христианское пение под звуки Митиного баяна.



В верховья


Ранним утром отчаливаем и продолжаем путь дальше вверх по течению. Зловещие бревна торчат из глади воды, а река становится все уже и уже. Движемся словно по тесному шоссе. Разъезжаться с баржами становится все более затруднительно, повороты уже не пройти на полном ходу.

Вот впереди усадьба Владимира Петровича, чуваша. Ее ухоженный вид сразу говорит о трудолюбии и аккуратности ее владельца. Здесь проживает приверженец старого православия. Причалили, не привязывая катер. Александр Давидович, Митя и Аня пошли проведать хозяев. Потом рассказали, что Владимир Петрович встретил радушно, пригласил за стол. Для беседы переоделся, сняв рабочую одежду. Сам помолился молитвой «Отче наш», и громкое «аминь» расположило к дальнейшей беседе. Он много знает из Писания и цитирует наизусть.

– Спасибо вам, что заехали, я хоть отдохнул, поговорил о Боге.

Расстались по-доброму.

Ближе к вечеру подошли к дому Ивана Лянтина. Здесь провели евангелизационное собрание. К концу общения подъехали еще ханты с поселья Козак. Дети уже повзрослевшие, общительные, охотно отвечают на вопросы. В этом краю Демьянки уже много лет звучит евангельская весть, но нет обращенных. Очень ждут наш катер, общаются, радуются, но не каются.


Пока шло служение, катер изрядно наклонился – вода в реке спадает. От местных, что приехали с верховья, узнали, что воды для катера мало, выше не пройдем. Пришлось разворачиваться и возвращаться. С нами попросилась ехать тетя Оля, сестра Ивана.




Обратный путь


К обеду прибыли к Ярсиным, провели полноценное собрание. Петр Абрамович, прощаясь на берегу, пожелал встречи на небесах. В прошлом году он не смог поехать, был при смерти – болел «короной» и думал, что больше уже не увидит хантов, к которым привязался всей душой. Но Бог устроил встречу.


Наш катер удалялся, а на берегу еще долго виделся одинокий силуэт дедушки Семена. Жаль, мало времени, очень мало! Не насыщаешься общением. Хочется лучше узнать друг друга, поговорить о духовных истинах, о том, как Господь помогает в жизни.

Рассказывают, как дедушка Семен перед крещением спросил:

– А что с идолами делать?

– А как думаешь?

– Сжечь.

И он сам выкопал яму, облил бензином, поджег и кидал в огонь дорогие вещи, посвященные идолам. Братья не подсказывали, только смотрели и внутренне радовались. Это было давно, в 2012 году. Теперь этот дедушка горящий светильник среди хантыйских домов.

Немного мы отошли от Ярсиных, как почуяли тревожный запах паленого. Наша плитка на катере вышла из строя, загорелся газ возле крана. Пожара не произошло, потушили, но починить кран не было возможности, поварам отныне приходилось готовить только на одной конфорке.

Проходя дом Николая и Шуры, остановились. Не сходя с катера, рассказали стихотворение и спели гимн. Петр Абрамович помолился, чтобы благословение могло пребывать на этом месте, чтобы здесь славилось имя Божье.

Вечером пришли вновь к Усановым. Ужин за столом, общение с родными по духу, баня. И еще долгое, до глубокой ночи, общение с друзьями.

К утру уровень воды в реке еще больше упал, пришлось срочно перевязывать катер, чтобы он не высох (потерял плавучесть). Немного усилий (словно утренняя зарядка), и катер вновь на воде. После завтрака провели полноценное воскресное богослужение, посвященное празднику Вознесения Господня. Христос перед вознесением сказал ученикам: «…и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли». Истинные христиане – свидетели воскресения Христа. Как радостно видеть таких свидетелей и среди хантов! Закончилось собрание словами учеников, шедших в Эммаус: «Останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними» (Лук. 24, 29).

Теперь только заправить катер и – долгий путь назад. А расставаться не хотелось! Но время не остановишь. Все поднялись к дому для совместной благодарственной молитвы. Александр Давидович помолился, поблагодарив Всевышнего и благословив хантов. Мы поднялись на палубу, отчалили и долго смотрели на удаляющиеся силуэты детей Божьих, махавших нам вслед. «Он нас сделал родными, Он нас сделал друзьями…» Да, этот край стал нам родным и близким. Гена неоднократно говорил нам, молодым: оставайтесь! В этом коротком слове слышалось многое… Да благословит Бог хантов, да прославится через их жизнь Его имя!


Погода поменялась, пошел изнурительно долгий дождь, но он не причинял нам особого неудобства, так как дело посещения хантов было уже сделано. У автомобильного моста попрощались с нашей попутчицей тетей Олей. Она жила с нами не один день, видела наши будни, слышала свидетельства, разговоры – и к концу, надев очки, читала с нами Евангелие. Прощались уже друзьями. Хочется верить, что посеянное семя истины даст всходы и в доме Лянтиных будет гореть светильник Божий. Через время она позвонила, сообщила, что благополучно добралась до места,– чтобы мы не волновались.

Утром во вторник мы причалили у знакомых старых ив в поселке Цингалы. На собрание в дом Дмитрия и Светланы в этот раз пришли трое их односельчан.

А потом мы снова смотрели с катера на одинокие силуэты друзей, остающихся на берегу… Нет, к этому нельзя привыкнуть!

В Ханты-Мансийске провели благодарственное собрание, вновь вспоминая праздник Вознесения Господня. Возблагодарили Бога, а также церковь за немалое участие в подготовке катера и молитвах за нас.

Возвращались на машине домой.

– И вновь хочется к хантам,– сказал задумчиво капитан. И все с ним единодушно согласились.

Н. Я. Янц