• В. В. Кандыба

Жертва благотворения и общительности

Зима в этом году отличилась обилием снега. Дороги часто заметало бураном. Все говорили, что передвижение на автомобиле небезопасно. В субботу 15 февраля мы рано утром встретились с группой братьев в Павлодаре и выехали в Камень-на-Оби. Во второй половине дня нас встретили в гостеприимном доме Григория Варкентина. Остаток дня репетировали, готовили программу, рассчитывая, что проводить служения нам придется для разных слушателей: для неверующих, для братьев и сестер в церквах, а также для детей--сирот.

В воскресенье первое богослужение провели в Глядене в доме молитвы. После мы спешили в Благовещенку, где должно было проходить районное братское. Нам предложили поучаствовать в первой половине общения. Сколько знакомых братьев я встретил здесь! Мы участвовали в слове. Наши музыканты играли на трубах и красиво, сердечно пели. Какие прекрасные слова в песне «Бог сроднил нас навеки»! Затем о нас совершили молитву благословения на дальнейший путь и служение по Иркутской области. В этот же вечер брат из Долинки пригласил нас провести благовестие в поселке Боронск. Несмотря на позднее время, восемь часов, в клубе собралось человек двадцать, вместе с главой администрации. Слушали очень внимательно и потом не хотели расходиться. К братьям-трубачам подошли подростки, фотографировались, обменивались номерами телефонов, а мы, старшие, общались в зале с людьми.


17 февраля


Утром мы выехали из Камня-на-Оби. Еще ехали по городу, как машина заглохла. Удалось съехать на обочину. Я удивился тому, что нас на этом месте как будто поджидал брат из поместной церкви. Спросил, в чем дело, и тут же уехал. Минут через пять подъехал другой брат – он привез 40 литров зимней солярки. Мы залили топливо и хотели рассчитаться, но брат от денег отказался. А потом перечислил еще 5 000 рублей на благовестие! Как красиво! Вот она на практике жертва благотворения и общительности!

Весь этот день и всю ночь мы провели в дороге и 18 февраля к обеду приехали в детский дом недалеко от Тайшета. Здесь мы уже не первый раз, нам дают разрешение на проведение служений. Собралось много детей, в основном мальчики, и несколько воспитателей. Заметно, что дети с серьезными задержками в развитии. Воспитателю требовалось немало усилий, чтобы удерживать их. После служения она говорила, что детей с умственными отклонениями, к сожалению, становится все больше и больше.

В конце нашей встречи брат Григорий Яковлевич сказал детям, что некоторые христианские семьи с любовью позаботились приготовить и передать детям карандаши, краски, блокнотики и надувные шарики. Кто-то из их детей вложил в подарки еще и открыточки с подписью «неизвестному другу/подруге».

Мы выехали в сторону Братска. Ночью уже были в городе. Остановились в доме молитвы. Уютные горницы для ночлега, душ и все необходимое нам с любовью предоставили местные братья и сестры.

19 февраля

Утром встретились с местными братьями Константином и Борисом. Обсудили планы. Пошли по улицам Братска раздавать газеты с вложенными приглашениями на 18:00 часов в молитвенный дом.

Днем проводили служение в доме, где оказывают помощь бездомным людям. В доме реабилитации собралось примерно 15 старичков, или, вернее сказать, искалеченных грехом людей.

г. Братск. В реабилитационном центре

Трудно определить их возраст: кто-то ослеп, кто-то перенес инсульт – парализованные, перекошенные мужчины и женщины. И человек шесть медперсонала. Остальные слушали из палат. Слушали очень внимательно. У многих глаза становились влажными. А один мужчина, зажмурив глаза, сильно плакал. Литературу и газеты разбирали охотно и помногу.

Вечером на собрание пришло немного людей. Потом всех позвали продолжить общение за столами. Была содержательная беседа. Из уст братьев и сестер звучали сердечные, серьезные молитвы. Верующие соглашались с тем, что пора сделать переоценку ценностей и пересмотреть свои взаимоотношения с Богом и друг с другом. Общение затянулось до позднего вечера.

Богослужения поместной церкви регулярно посещают несколько бывших воспитанников детского дома. Братья проявляют о них заботу, оказывают различную помощь. Один из этих ребят, Дима, год назад покаялся, сейчас думает о крещении. Еще один парень, Марк, недавно в городе. Раньше бывал в братском доме в Тайшете.

20 февраля

Планировали ехать в Харанжино, но вечером нам передали: поступил звонок из области, не разрешили проводить служение. Мы поехали в Усть-Кут.

21 февраля


В семь утра молитвенный час в Усть-Куте и затем трогаемся в путь, чтобы посетить селения в верховье реки Лены.

Свернули с дороги на реку, увидели знак, ограничивающий проезд автомобилей: до пяти тонн. А наш автомобиль весит 12 тонн! Что делать? Лет пять не были в этих местах. Впереди сломанный лед, кто-то провалился на технике…

«Боже, подскажи, как быть?!» – воззвали мы к Богу.

После молитвы увидели машину. Остановили.

Нам сказали:

– Не волнуйтесь! Здесь «вахтовки» вовсю ходят! Лед уже семьдесят сантиметров. -И КамАЗы с лесом ходят.

– Слава Богу!

Мы смело поехали вперед.

Село Омолой. Глава администрации нас узнала. Чтобы не назначать спонтанную встречу, она предложила перенести ее на следующий день на 17 часов. Пообещала всех в селе преду-предить. Рассказала, что положение в селе очень серьезное. Осталось всего 25 жителей, в школе три ученика. Село грозятся закрыть.

Через 75 километров –село Боярск. Здесь живут наши хорошие друзья: Сергей, 42 года, с супругой Еленой, воспитывают двух детей из детского дома. Они очень расположены к Богу. Встретили нас с радостью. Договорились с ними на следующий день в 12 часов провести встречу с их односельчанами. Здесь людей осталось побольше – около шестидесяти жителей и шесть учеников в школе.

Пообедали и поехали дальше. По пути заметили большую заимку. Прямой дороги к ней не было, поэтому решили сходить пешком. Оказалось, мужчина лет сорока здесь охраняет и приглядывает за хозяйством. Поговорили, засвидетельствовали о Господе. Молодые братья играючи покололи дрова, спели на прощание, и мы продолжили путь.

Да, уже несколько лет мы не были в этих местах.

Вдали показалась деревня Скокнина. Раньше там жили две пожилые семьи и располагалось поместье одного богатого человека. Сейчас видим уже несколько новых поместий. Подъехали ближе и пошли к дому, где живет наш старый знакомый дедушка Алексей Скокнин с женой. Ее в этот раз не было дома. Дедушка Алексей заметно постарел. Но вышел нам навстречу, как всегда, шустрый и словоохотливый. Мы расспросили его о жизни. Он один остался в деревне из старожилов. И так здесь в основном везде. Пожилые умирают, молодежь уезжает. Постепенно заселяются богатые, строят красивые дома, бани, беседки.

Настрой дедушки Алексея нам не понравился. Раньше они с женой слушали, о чем мы говорили, бывало, и слезу смахивали, а сейчас он даже возмущался:

– А кто там был? Покажите хоть одного, кто пришел оттуда, тогда я поверю…

Как-то раз он говорил:

– Даже если все уедут из деревни, я останусь до последнего! Здесь такая красота вокруг! Тайга, охота, рыбалка, ягода, тишина…

Так восхищаться красотой Божьего творения и за всем этим не увидеть Творца?! Какая близорукость…

Мы поехали дальше. Последнее селение в верховьях реки Лены на нашем маршруте – село Орлинга. Когда-то это было очень большое село. В прошлом вокруг простиралось много полей. Сейчас все стоит в зарослях бурьяна. Много брошенной техники: комбайны, телеги, сеялки… Много брошенных домов – на окнах так и остались висеть шторы. Когда-то жители гордились, что «здесь жил и отбывал ссылку Феликс Эдмундович Дзержинский», о чем свидетельствует табличка на доме-музее. А сейчас в селе проживает меньше десяти человек. Председатель колхоза Юрий Николаевич с женой, расположенные к Богу люди. Во дворе метеостанции живут еще двое супругов. Раньше во время наших посещений приходило немало жителей, и в каждый дом мы приносили Евангелие.

Мы въехали в Орлингу вслед за большим бензовозом – в село привезли солярку. Нас дружелюбно встретил Юрий Николаевич. Расспросил о том о сем и предложил вечером собраться, ведь духовой оркестр приехал. Получилось неловко, мы приехали без предупреждения. Людей-то здесь не много, собраться не сложно. Но председателю нужно получить груз и отправить машину обратно. Он предложил нам сходить к его жене, поговорить, может, получится провести собрание без него. Хотя кроме них здесь трезвых только еще двое, что живут на метеостанции, да дизелист, который топливо привез. Остальные запиваются. Печально! Конечно, мы зашли к жене Юрия Николаевича и еще в три дома, поделились литературой, дизелисту тоже дали. Затем поехали к реке на ночлег.


22 февраля


К назначенному времени приехали в Боярск. Время до начала служения оставалось, и мы прошли по селу пригласить людей. Я спросил у Сергея (он глава поселка) еще об одном старом знакомом, Алексее. Приятно было услышать о нем, что семья растет, у них с женой шесть деток. С огорчением узнал, что осенью в семье произошла трагедия. Семимесячному ребенку срочно понадобилась медицинская помощь. А на дорогах в это время распутица. Сообщение с городом только по реке или вертолетом. Вертолет не прилетел. Ребенок умер.

Я взял разной литературы для взрослых и детей, захватил надувные шарики и пошел к дому Алексея.

У дома стоял джип с открытым багажником. Рядом несколько выпивших мужчин. Я их пригласил на служение. Один из них оказался шустрый на язык, начал язвить и поднимать все на смех. В это время из гаража вышел Алексей. Я еле узнал в нем своего старого знакомого. Заметно повзрослел, даже постарел. Когда он меня узнал, приятно удивился. Я сказал, что буду ждать его с семьей на богослужении. Он раньше приходил и слушал.

Служение прошло хорошо. В маленьком помещении собралось девять взрослых и пять детей. Сергей с Еленой и детьми всегда приходят, когда мы приезжаем. Среди слушателей был и мужчина лет тридцати. Подойдя потом к Григорию Яковлевичу, он горячо благодарил за услышанное. Сказал, что впервые слышал подобное. Они еще долго беседовали на улице.

Вдруг подошли несколько мужчин. Среди них тот шустрый, который поднимал наши слова на смех. Но сейчас это был уже совсем другой человек, с понурой головой. С нами стояла женщина, местный медик. Они попросили ее сходить с ними на реку к машине, оказать помощь пострадавшему. Оказывается, когда шло собрание, они поехали по реке и на скорости не вошли в поворот, машина упала на бок, крыша домиком, один из них тяжело пострадал. Жаль таких несчастных «героев». Бог поругаем не бывает, что посеет человек, то и пожнет!

с. Боярск

Мы спешили к пяти часам в Омолой. На подъезде к селу вдоль дороги стояло несколько машин, а в них спали пьяные – люди уже начали «отмечать» праздник, приехали на рыбалку.

Нас здесь хорошо знают, на служения всегда приходило немало людей. Правда, в этот раз пьяный мужчина мешал. Зайдет, посидит немного и уйдет – он православный. Женщина из администрации успокаивала его. Уже в конце служения братья пели гимн, этот мужчина снова зашел, но уже смахивал слезу.

– Ну вы и зацепили меня… Спойте еще!

Мы с ним потом минут пятнадцать-двадцать сидели. Он изливал мне душу, просил за него помолиться. Все присутствующие благодарили нас и приглашали приезжать еще.

Возвращаемся в Усть-Кут. Нас встречают друзья. В двух местах готова банька. Завтра служение в поместной церкви.

Здесь живет миссионерская семья – Андрей и Наташа Арнст с 17-летним сыном Антоном. После большой родной церкви совершать служение вдалеке от дома, конечно, нелегко. Бывает, что и унынье придавит. Допоздна общались с ними. Я порадовался за друзей, где-то и всплакнул, но что самое дорогое для нас – мы дети одного Отца! И желание наших сердец – остаться верными Иисусу Христу, искренне служа Ему там, где Он нас поставил.

Воскресенье, 23 февраля

Сегодня хотим совершить в поместной церкви вечерю Гос-подню.

В молитвенный дом подходят братья, сестры, детки… Радостные встречи! Ведь я уже пять лет не был в этих местах. Мне дорог был брат Виктор Александрович Фелингер… Здесь трудился Иван Гейль с подругой жизни Екатериной. Он уже проводил ее в вечность… Но жизнь идет своим чередом. А как быстро выросли здесь дети!.. Вот и Костя Малышев с супругой Олей и детьми. Мы крепко обнялись и так простояли какое-то время. У обоих на глазах слезы… Ведь мы примерно в одно время переехали из больших церквей в малые группы… И прошло уже восемнадцать лет!!! Сколько пережито за это время, знает только наш дорогой Отец Небесный…

Хорошее собрание было утром. Затем поехали в детский дом.

Детдом ухоженный, аккуратный, дети от четырех до восемнадцати лет, все чистенькие, опрятные. Мы привезли детям мороженое. Его сразу отнесли в столовую. Раздавали надувные шарики – подарок от многодетной семьи. Оставалось еще одно письмо «Для неизвестной подруги». Позже его взяла девочка-подросток. Незадолго до окончания служения подошла хорошенькая заспанная девочка лет четырех. После собрания наша молодежь окружила детей, фотографировались, давали поиграть на трубах, а эта малышка села за пианино. Для меня эти встречи с детьми особо трогательны…

г. Усть-Кут. В детском доме

Вечером провели общение с поместной церковью. Закончилось оно поздно, не хотелось расходиться. Господь дорогой! Благослови наших друзей, чтобы ревновали в добром, были примером для детей, молодежи, тогда и церковь будет расти. А сколько людей из деревень в верховьях Лены уже переехало в город, и у них есть адрес дома молитвы. Его с дороги хорошо видно. Братья и сестры позаботились об этом. Ночью так красиво светятся большие буквы «Дом молитвы».


24 февраля

Мы в Верхнемарково, заехали к семье Зубаревых. Здесь нас накормили вкусным обедом. Собрания не проводили – мы были уже четвертой группой, которую принимали местные друзья. В феврале группы благовестия проезжают здесь одна за другой. Друзья говорят: «Растянуть бы эти встречи, а то в один месяц густо, а затем пусто».

Евгений поехал нас провожать короткой дорогой на Киренск. Взял с собой детей. И некоторые из них ехали с нами в будке. Ехали долго. И вот остановка. Выходим из машин – какая красота! С горы через дорогу бежит вода и замерзает, получаются большие наледи. Я вспомнил, как о них рассказывал Виктор Фелингер. Когда-то Валентин Фот и он преодолевали эти ледяные препятствия. Но в то время наледи были значительно выше и опаснее. Евгений проводил нас до перекрестка, и мы расстались.

И вот мы в Киренске. Здесь я впервые. Знакомимся с хозяином дома Борисом и его супругой Любой. Очень подвижный брат. С ним интересно. Поэтому Бориса одного не увидишь, с ним рядом всегда кто-то из молодежи или группа братьев.

Здесь мы встретились с группой из Анжеро-Судженска. С ними Яков Яковлевич Гец. На протяжении нескольких дней мы трудились совместно. Для хозяйки дома это, конечно, была большая нагрузка. Но она всегда скромно и тихо делала большое дело!


г. Киренск, микрорайон Гарь

25, 26, 27 февраля

За три дня мы посетили с благовестием Мельничный, Кривошапкино, Кривую Луку, Юбилейный, Никольск, Гарь. Людей собирали в клубах. Отказов на проведение богослужения нигде не было. Яков Яковлевич Гец с друзьями уже многие годы регулярно проводит здесь благовестие. И брата Бориса в районе знают и как умелого работника, и как благовестника. Слушатели принимали по-доброму, многие плакали. Если кто и не плакал, то глаза блестели.

В одном поселке какой-то мужчина пытался помешать, выкрикивая из конца зала:

– Мы православные! А это сектаны!

Но его никто не слушал.

В Кривой Луке школьные учителя пришли со своими учениками. Собралось 50 человек! Я не успевал заносить литературу из машины в клуб.

На обратном пути после последнего служения нас остановили сотрудники ГИБДД. Те, кто находился в будке, молились, чтобы все обошлось благополучно. Когда приехали домой, то Григорий Яковлевич сказал:

– Борис, милиционер на тебя ругался!

– Почему? – искренне испугался брат.

– Потому что ты в клуб не пригласил!..

В этот вечер две группы долго общались. В два часа ночи нужно было выезжать дальше. Расставались тепло. За это время мы успели друг с другом подружиться.

п. Юбилейный

28 февраля


И вновь длительный переезд. Только вечером к восьми часам мы приехали в Аносово. Как все изменилось… Село опустело. Много брошенных домов.

Сразу собрали своих. Было две сестры, приближенная женщина и дети десяти-одиннадцати лет: Максим, Олеся и Люда. Девочки остались сиротами. Мама умерла от СПИДа, живут с папой, он тоже болен. Такие хорошенькие, умные девочки.

Утром пришла Люда и сказала:

– У Олеси случился сильный приступ, ее на «скорой» увезли в Усть-Уду.

Еще с вечера договорились днем провести богослужение -в клубе. И утром пошли приглашать людей. И вдруг нам отказали: у них есть православная церковь. Мы так и не смогли убедить главу, что людям -нужно слышать живое Божье слово.

Братья в это время пилили дрова. Мы присоединились к ним и, в общем, хорошо провели день.

После обеда выехали в Усть-Уду. Мы были немного растеряны, так как почти все местные братья (а их в Иркутской области и Красноярском крае вообще не так много) уехали в Красноярск на братское. Сказали, там будут Николай Степанович Антонюк и Сергей Бачкала.

В Усть-Уде нас приняла супруга Володи Пакицинова.


1 марта

Рано утром поехали в Тулун. Собрание проходило в новом доме Сергея и Светланы в атмосфере любви.

Далее в Нижнеудинск. У меня на сердце трепет. Три года назад сын Дима с Машей и детками переехали в помощь друзьям Овчарук Юрию с Еленой. Жду встречи…

После служения я с Машей и детками поехал к ним домой. Пообщался с внуками, занес дров. Грустно на душе, что не застал сына… На дворе выпал чистый снег. Я написал на снегу: «Здесь был папа!»

В 23:00 подъехал Григорий Яковлевич с группой. Они были у Панихиных. Потом один из братьев рассказывал: «Панихины, Федор и Наташа, и их дети Настя, Александра, Аня и Алиночка – эта семья просто удивительная! Папы сегодня не было, мы общались с детьми и мамой. Они все просто горят христианским огнем! Дети рассказывали стишки, пели нам песни, мы с ними поиграли в игры, все вместе пели. Потрясающая атмосфера семейной теплоты, взаимной любви, домашнего уюта! Хотя дом только сложен из бруса, никакой отделки пока нет. Я сидел и наслаждался моментом этого домашнего счастья!»

В ночь выехали в Анжеро-Судженск. По дороге я созвонился с сыном, они возвращались с братского. Договорились, на каком километре встретимся. Мы постепенно сближались, и вот уже видно фары их машины! В четыре часа ночи встретились наконец-то! Глубокая ночь. Мы обнялись. Как радостно – отец и сын! Оба на служении. (Я мечтал о том, чтобы дети тоже служили Богу, и лучше там, где Он усмотрит.) Но времени для общения так мало… И вот я уже смотрю вслед удаляющимся огонькам…

Днем позвонил Дима:

– Пап, это ты написал на снегу?

– Да, сынок… Почему-то грустно было без тебя…

– Как это здорово!

Да благословит Господь всех дорогих братьев и сестер, кто оставляет насиженные места, нередко большие церкви, родных и близких друзей и уезжает туда, куда влечет их Спаситель. Из любви к Нему!

В Анжеро-Судженск прибыли вовремя, успели покушать. Я впервые дома у Артура с Олей Шмидт. Приятно видеть Олю уже мамочкой, хранительницей домашнего очага. Сколько мы раньше вместе ездили на благовестие! И теперь Небесный Отец даровал ей семью! Меня переполняли восторг и умиление.

Подъехали к дому молитвы. Какая красота! Мне так понравился дом и снаружи, и внутри: все продумано со вкусом и сделано качественно. Вот дорогие лица друзей, братьев и сестер. Хорошее собрание, немало молитв. После окончания еще долго не расходились. Мне очень дорог Борис Яковлевич Шмидт. Я давно мечтал побывать в городе, где он жил. А Господь усмотрел большее: встречу с друзьями, участие в собрании, а вечером, хоть и поздно, пошли с Григорием Яковлевичем ночевать к сыну Бориса Яковлевича.

Утром дорога на Камень-на-Оби. Приехали вечером. Собралась поместная церковь. Мы благодарили братьев и сестер за их молитвы.


4 марта

Намечены две встречи: в селе Буян и в городском детском доме.

В сельский клуб пришло человек двадцать пять. Все женщины слушали очень внимательно. В конце служения одна из них от лица всех присутствующих поблагодарила нас. Видно, что она осталась под впечатлением от услышанного, поэтому попросила, чтобы каждый коротко рассказал о себе.

Вот встал один брат:

– Я десятый в семье. Самоучка по игре на трубе.

Взрыв аплодисментов.

Второй брат:

– Я тоже самоучка, в семье девятый.

Третий брат:

– Я в семье восьмой.

Четвертый:

– Нас у родителей двенадцать.

Опять аплодисменты.

Затем встал Григорий Яковлевич:

– В моей семье десять детей. И здесь есть мои дети.

Бурная реакция.

Затем сказал я:

– У меня восемнадцать детей.

Слушатели были потрясены. После каждого участника долго и радостно аплодировали! Мы уже спешили в детский дом. Пришлось сократить программу.

В детском доме собралось 35 человек, в основном старшие дети. Приятно было видеть у старших на коленях – младших ребятишек. Слушали внимательно, на вопросы отвечали охотно и правильно. Дети получили гостинцы из Германии, а также блокноты, календари, книжки, журналы…


5 марта

Выехали в Павлодар и в Славгороде сломались. Григорий Яковлевич взял нас на буксир, так мы прошли границу. В молитвенном доме Павлодарской церкви нас уже ожидал вкусный обед. Вечером собралась почти вся церковь. После собрания еще долго общались, не желая расходиться. Братья из нашей группы радовались возвращению домой, а я еще только предвкушал момент семейного счастья. Хотя частичку уже встретил (дочь вышла замуж в Павлодар, и уже двое моих внуков встретили папу и дедушку). Здесь мы расстались с группой, они поехали на следующий день в Экибастуз, а я домой в Семипалатинск.

Моя душа благословляла Господа за возможность снова участвовать в таких поездках и быть Ему полезным!

Григорий Яковлевич, еще не закончив эту, уже планировал поездку на июнь.

В. В. Кандыба