top of page
  • участники поездки

О поездке ансамбля "Гармония"


В январе 2023 года состоялась евангелизационная поездка мужского вокального ансамбля «Гармония» по югу Иркутской области и Забайкальскому краю. Пятнадцать братьев выехали из Барнаула на трех машинах 17 января.


Александр Раду:

В Барнаульской церкви три года существует мужской вокальный ансамбль. Он участвует в благовестии как у нас в Барнауле, в Алтайском крае, так и за пределами нашего региона. Недавно у него появилось название – «Гармония». Сложно давать рекламу, когда у ансамбля нет названия. Остановились на «Гармонии», потому что, во-первых, это слово связано с музыкой, оно хорошо воспринимается людьми. С латинского языка «гармония» переводится как «целостность, единение». Отталкиваясь от этого значения нам удобно было говорить о единении с Богом.


Мы говорили о том, где человеку найти источник жизненной гармонии. Прежде всего, в величии Бога. В начале творения все отличалось гармоничностью. После грехопадения красота бытия, человеческих отношений и единение человека с Богом разрушились, в мир вторглась дисгармония. Восстановить утраченную целостность в душе человека и в его окружении может только Христос. Выбор остается за человеком – гармония с Богом через веру в Иисуса Христа или дисгармония без Него.


Поездку в Иркутскую область и в Читу нам предложили братья, ответственные за благовестие в Сибирском объединении. Вместе с ними составляли и маршрут. Поездка была непростой. Мы проехали почти восемь тысяч километров, почти все время нас сопровождали сильные морозы, иногда метель. Нашим троим братьям-водителям в таких условиях приходилось совершать длительные переезды, часто – ночные. И мы все удивлялись: это какая выдержка должна быть! Я вот думал: две ночи поспал в дороге, третью точно не буду спать, буду общаться. Предложил тему – и через три секунды уже отключился. А водителям надо ехать дальше. Мы приезжаем к утру, чуть поспали, надо приготовиться, проводим собрание одно, второе и дальше едем. По утрам у нас проходил разбор Слова. Братья Эдуард и Даниил приготовили его по Евангелию от Иоанна. Конечно, за эти короткие десять дней мы прошли немного. Но для нас эти часы были большим ободрением и духовным питанием.


Провели четырнадцать собраний, включая общение с братьями и сестрами из местных церквей. В общественных местах нам много отказывали. Поэтому приходилось менять планы.


Первое служение состоялось в Братске. То, что удалось договориться провести его в центре города, в кинотеатре, было каким-то чудом.


г. Братск

Мы пришли, зал в кинотеатре еще не освободился, идет киносеанс. А в холле уже много людей собралось на нашу встречу. Мы думали, что и как нам сделать? Быстренько приготовили чай, в простоте разложили сладости. Люди пили чай, мы знакомились, общались. Обстановка быстро потеплела. Пришли корреспонденты, верующие из другой конфессии, брали интервью у нашего служителя Андрея Генриховича. Сюжет показали по местному телевидению. Хорошее служение прошло. Люди собрались из разных сословий, были и верующие, и местный депутат.



– Что привело вас сюда? – задал я вопрос одной девушке перед началом служения.


– Увидела рекламу в интернете и сразу захотела придти.


В конце мы снова встретились, она сказала:


– Я просто поняла, что нашла то, что искала.


Эта девушка давно искала Бога. В церковь никуда особо не ходила. Читает Библию. Ищет общения с Богом.


Мы рассказывали о нашей дружной церкви, в которой много семей, детей, молодежи.


Подошли три женщины:


– Мы собираемся в Белокуриху. А можно, когда мы будем в Барнауле, в воскресенье сходим к вам на богослужение?


– Да, конечно, можно!


Потом подходили еще люди:


– Мы тоже хотим побыть в вашей церкви. Можно?


– Да, конечно, можно, приезжайте!


Собрание в поселке Котик, Тулунский район. Мороз под сорок градусов. В зале холодно. Людей пришло мало. Что делать? Пошли по домам приглашать. И такое хорошее служение прошло!


п. Котик

Встретились там с одной супружеской парой.


– Мы тоже поедем в Белокуриху. И тоже хотим к вам на собрание придти.


– Пожалуйста, приходите!


В Котике служение мы проводили в 14 часов. А следующее служение запланировано в Усть-Кульске.


– Уже почти четыре часа. Может, не ехать в Усть-Кульск? Такой мороз. Люди, наверное, не придут.


В это время нам позвонили из Усть-Кульска и сказали, что в клубе нас ждут люди. Поехали! Заходим в клуб, а там человек двадцать-двадцать пять.


– Ну что, друзья, будем проводить служение? – спросили мы собравшихся.


– Да вы что! Мы столько ждем! Давайте проводите.


Пока мы всё расставили, время, конечно, еще прошло. Но потом после служения заведующая клубом даже со слезами благодарила.


Вечер мы посвятили общению в Тулунской церкви. Сначала общее служение, затем молодежное. Церковь небольшая, но на удивление много молодежи. Молодежь вдохновилась, зарядилась после нашей встречи. От бабушек мы получили хорошее свидетельство о наших молодых сестрах, которые трудились здесь некоторое время.

Перед въездом в Иркутск зашли в большой красивый православный храм. Так хотелось спеть, но кто нам разрешит? Мы спросили у тех, кто продает свечки, можно ли спеть произведение композитора Павла Чеснокова. Нам разрешили. Мы спели «Жертва вечерняя» без микрофонов и колонок – там потрясающая акустика! Нас не выгнали, приглашали еще приезжать и петь.


В Иркутске нас тоже хорошо приняли. После проведенного служения мы решили в ночь выехать в Читу. В Иркутск мы еще вернемся. И из последующих служений там мне запомнился один разговор. Тюрьма, зона строгого режима для бывших работников МВД.


– Я сегодня утром читал Библию, Пятнадцатый Псалом,– говорит мне один заключенный. – В этих условиях я сблизился с Богом.


И рассказывает, как он здесь каждый день ходит в храм. А сидит уже давно.


Я спросил его:


– Вы, наверное, уже о свободе думаете? А когда освободитесь, будете ходить в церковь?


– Единственная причина, почему я не хочу выходить отсюда… Боюсь после освобождения сорваться и потерять то общение с Богом, что приобрел здесь.


Андрей Генрихович Варкентин:


Продолжу рассказ о нашей поездке. После двух проведенных служений в Чите (ночевали там с субботы на воскресенье), нам предстояло ехать в поселок Усть-Карск, он находится в пятистах километрах от Читы. Нам сказали, что ночью в Усть-Карске было –53 °С. Честно говоря, мы немного задумались, ехать нам дальше или нет. Там небольшая группа. Пятьсот километров в одну сторону и столько же обратно. Такой риск. Как машины себя поведут? Советовались с братом Алексеем Власовым, поняли, что в Усть-Карске нас ждут. По прогнозу будто чуть теплее уже должно стать. Мы решились поехать. Из Читы в ночь выехали в этот поселок.


Дорога сначала пролегала по основной трассе, потом на оставшиеся 100 километров мы свернули на извилистую дорогу, немного прикатанную снегом. Кстати, снега в тех краях почти нет. Мы ехали и думали: «Что это вообще за поселок? Зачем он там вообще нужен? Сто километров от трассы. Зачем там жить?» Неожиданно увидели в лесу маленькую церквушку, часовню,– вся светится, красивая. А потом видим – справа работают экскаваторы, что-то копают. Мы поняли, что здесь не всё так просто.




Часа в три ночи приехали к нашим братьям, нас приняли. И ночью еще немного пообщались. Миссионер Александр Латышев с семьей некоторое время живет здесь в доме, который раньше был магазином. Условия пока довольно трудные для семьи. Они нас очень сердечно приняли. Александр рассказал, что в этой местности очень давно идет золотодобыча, поэтому люди здесь и живут. Примерно полторы тысячи человек население поселка. Живут люди зажиточно, потому что почти все работают на прииске.


Примечательно здесь не золото. Примечательно, что мы смогли побыть в таком месте, где когда-то бывал И. В. Каргель с доктором Ф. В. Бедекером. Мы здесь проезжали на машинах, нам тепло. А они как придется, на попутном транспорте, на почтовых лошадях пробирались сюда. Около той часовенки находится как раз кладбище политзаключенных, которым они когда-то проповедовали. Для нас была особая честь посетить эти места.


«Понять все лишения и тяготы путешествия на сибирских почтовых лошадях, усугубляемые еще грузом ответственности, способен лишь тот, кто сам на себе это испытал. […] В одну из таких ночей, когда мне за всю ночь едва ли удалось хотя бы сомкнуть глаза, я вдруг почувствовал, что тарантас наш катится назад. Я тут же выскочил из экипажа. Оглянувшись, увидел, что экипаж стоит поперек высокого земляного вала. Лишь один шаг отделял нас от пропасти, в которую, падая, тарантас потянул за собой бы и лошадей. Схватив первый попавшийся огромный камень, я подложил его под колесо повозки, предотвратив тем самым падение. Почти каждая ночь была подобна этой, что привело меня к измождению и нервному расстройству.
Доктор Бедекер спал и даже не подозревал, что мне приходилось переживать каждую ночь. Лишь благодаря нашему Господу, Который простер Свою руку и провел нас через это путешествие, я вернулся домой живым».
(Из книги И. В. Каргеля «От края и до края земли»)

Утром мы провели служение. В Усть-Карске шесть членов церкви. Еще женщина пришла, дети есть.


п. Усть-Карск

Благовестие провели в соседнем поселке, в клубе. Братья и сестры из Усть-Карска тоже поехали. Ехали по реке Шилка по зимнику. Летом здесь добираются на лодках, другой возможности нет.


Вечером выехали обратно до Иркутска. Ехали сутки, часов двадцать пять. Морозы до минус сорока семи застигали нас в пути, машины шли трудно. Но слава Богу, машины выдержали дорогу. Братья их подготовили, а Господь сохранил. Единственный раз прокололи колесо по дороге из Усть-Карска в лесу, где почти нет машин. Поставили запаску и доехали до ближайшей шиномонтажки за 150 километров, там отремонтировали. На момент, когда меняли колесо, было уже относительно тепло, минус 24°С.


В Иркутск мы прибыли во вторник вечером. В среду прошло три служения. Утром поехали в исправительную колонию строгого режима, где отбывают срок люди, которые раньше служили в МВД. В этой зоне обычные сроки от 5 до 25 лет. До начала служения удалось поговорить с несколькими заключенными. Кому-то дали 21 год, кому-то 23 года... Мы сначала переживали, соберется ли народ, так как были определенные сложности. Народ собрался, полный зал, больше ста человек. После служения общения у нас не получилось, их сразу потом увели. Разговоры там, похоже, не практикуются, не положено. Кстати, сцена каким-то образом обогревалась, братья нормально себя чувствовали в рубашках, а в самом зале заключенные мерзли. Служение длилось примерно час пятнадцать минут. При этой зоне есть и церковь православная, некоторые ходят туда.


г. Иркутск

После обеда поехали в продюсерский центр, наподобие клуба. Слава Богу, народ собрался. После служения сделали чаепитие в фойе. И мы там долго общались с людьми, что было очень приятно. Местные друзья сказали, что в Иркутске давно не было таких общений в клубах.


Вечером нас попросили еще провести семейное общение в поместной церкви. Семей не так много, но все же около восемнадцати-девятнадцати пар собралось.


Оставался последний переезд, потом уже домой. Мы заехали в Канск, где ночевали еще на пути в Восточную Сибирь. Еще не успели выйти из машин, нас уже встречает Андрей Николаевич Елисеев. Они назначили собрание и тоже приглашали многих людей. В церкви около семидесяти членов, есть молодежь, дети, хорошая церковь. На служении были и приглашенные горожане.


г. Канск

К вечеру 27 января мы возвратились домой. Да, мы не особо привыкли к тем температурам, что сопровождали нас в этой поездке. На машинах у нас приборы показывают максимально низкую температуру –40 °С. Ниже просто прочерки. Мы тогда можем только догадываться, что на улице ниже сорока. Когда видим отметку –40 °С, будто уже даже легче, теплее стало. Пришлось привыкать. И к расстояниям тоже. Расстояния большие.


Господь наш когда-то пришел на эту землю… Он не из Барнаула в Читу приехал. Он с неба, от великого Отца, где у Него было все прекрасно, пришел на грешную землю, где было все ужасно, все в грехах, в пороках. И Божьему Сыну нужно было жить среди этой греховной пустыни. Перед Его подвигом все наши деяния блекнут и меркнут, становясь как ничто.

Comentários


bottom of page