top of page
  • А. Денисова

От Норильска до Куюмбы (часть 2)

(Продолжение. Начало здесь)



В «режиме ожидания»

На несколько часов заехали к староверам в Чулково. Здесь нас тепло приветствовали, некоторые даже обнимали при встрече, хотя в прежние годы бывало по-другому. Бог трудится над этими людьми, они видят нас, слышат, как мы говорим о Боге, и располагаются, хотя не так быстро, как бы нам того хотелось. С каждым разом эти места и люди становятся нам роднее, да и жителям поселков проще общаться с нами, потому что стадия знакомства уже позади.


Встретил нас Петр и долго разговаривал с братьями. Коснулись военных новостей, вакцинации, событий последнего времени и готовности к приходу Христа. Неподалеку стояли группками мужчины и женщины и внимательно прислушивались к беседе. Каждому мы подарили календарь нашего издательства – никто не отказался. Потом начали петь – люди продолжали слушать. Чуть позже на берег пришла Инна, с которой мы общались в том году в Кочумдеке. Здесь она гостила у матери. Попросила спеть «О молитва», и мы с радостью выполнили ее просьбу. Был здесь и староста поселка. Во время первых встреч с благовестниками он сильно противился, а вот теперь внимательно слушал, и хотя в беседу не вступил, но календарь взял. Позже мы узнали, что на берегу присутствовал и один из настоятелей монастыря, и он дал добрую оценку тому, что услышал. Нас угостили вкусным творогом и домашней сметаной. В дом никто не пригласил, да мы и не ждали этого, зная, что староверам воспрещается всякое близкое общение с иноверцами, но мы ощущали, что они рады нам и тянутся к живым истинам Писания.


Впереди нас ждала Бахта. В этот вечер поднялся ветер, и после отхода катера все спешили согреться внутри. Петя достал гитару, и мы начали петь. Вначале любимый гимн каждого из участников, но потом вошли во вкус и спели многое из церковного молодежного репертуара. Пение ободрило, вдохнуло новые силы. Несколько часов дороги пролетело быстро. На берегу речки Бахты пришвартовались на ночлег. Здесь же развели костер, поужинали, продолжили петь и общаться. Это был наш маленький «фавор», передышка. А назавтра нас уже ждали побелевшие нивы.


Мы перешли к енисейскому берегу Бахты. В этот день в поселке праздновали школьный выпускной, клуб, где мы хотели провести богослужение, оказался занят. Тогда решили просто пройти по домам и побеседовать.



С братом Олегом и сестрой Таней зашли к Людмиле Федоровне – пожилой женщине, которой в прошлом году помогли с прополкой картошки. Она встретила нас у двери, обрадовалась встрече, но тут же ошеломила новостью – на днях похоронили Рашида, ее зятя и кормильца семьи. Бабушке Миле, так в простоте называют Людмилу Федоровну, восемьдесят три года, у нее на попечении родные брат и сестра – незрячие и глухие. Рашид, муж умершей сестры, был для них главной опорой: рыбачил, следил за огородом, занимался заготовкой дров, восполнял все хозяйственные нужды. Умер внезапно, хотя надеялся прожить долго. В этом доме мы провели не один час. Убитая горем женщина говорила и говорила: о подробностях нежданной беды, о том, что не знает, кто теперь позаботится о них; переживала о грядущей зиме, о заготовке дров... Мы слушали и переживали всем сердцем, давали выговориться. Потом сказали небольшое слово утешения и вместе с ней помолились. Подарили фотографию с текстом Писания, сделанную в прошлом году. Бабушка Мила очень ей обрадовалась. Спели «О молитва» и «Мой дом на небе за облаками». Подарили литературу, календарь, оставили пакет с продуктами. Попрощавшись, направились к дому главы поселка и постарались узнать, как помочь бабушке с заготовкой дров.


Дальше шли из дома в дом – дарили литературу и приглашали к восьми часам вечера на берег для общения у костра. Встретили заведующую клубом. Она вспомнила нас и предложила разослать жителям приглашение на встречу.


По возвращении к катеру мы увидели потрясающую картину: с высоты берега катер казался таким маленьким и хрупким, а за ним чернели тучи и к нам полным ходом шла стена дождя. Мы поспешили укрыться в каюте. До вечернего общения оставалось еще несколько часов, но мы начали горячо молиться, чтобы Господь остановил дождь и люди могли собраться. Бог сохранил нас – непогода не причинила вреда, а мы имели возможность любоваться прекраснейшим проявлением Божьего завета: на фоне черных туч семицветным мостом над рекой встала огромная радуга.



На берегу поставили палатку, стол, разложили костер, приготовили незамысловатый ужин – пожарили сосиски, отварили картошку, нарезали овощи, приготовили все для чаепития. И хотя посетивших нас было немного – уже знакомая нам с прошлого года Валентина с внуками и еще одна женщина Рая, но общение состоялось. Вместе мы поужинали, потом перебрались к костру. Подошло еще несколько мужчин-староверов. Предложили им чаю. Пока мы пели у костра, пригласивший их брат Яша общался с ними в палатке. Они слушали внимательно и ушли, довольные общением. Спустя некоторое время на берег пришел еще один наш знакомый, Сергей Иванович. Он просил помочь выгрузить с подошедшей баржи снегоход «Буран». Братья охотно согласились. Правда, в этот вечер их помощь так и не понадобилась. Баржа не сразу подошла на разгрузку, а когда подошла, нашлись другие помощники. Но для этого человека наше согласие помочь было добрым свидетельством. Сестры нашли общий язык и с внуками Валентины – за совместной рыбалкой.


Общение в этот вечер получилось особенно теплым. Уже попрощались и ушли после общей фотографии наши гости, а мы еще сидели вокруг костра и беседовали, беседовали... Ближе знакомились, рассуждали о молитве, чтении Слова, подготовке к проповеди, жизненных целях и стремлении к служению. Кажется, Сам Бог выстраивал между нами те самые взаимоскрепляющие связи – и не могли помешать этому ни вечерняя прохлада, ни комары, ни усталость.


Наутро к катеру опять пришел Сергей Иванович с сынишкой. Вместе мы позавтракали, сделали памятное фото на красивой смотровой площадке и отправились в путь.


Впереди нас ждал небольшой красивый поселок Сумароково на изумрудно-зеленом берегу Енисея. Живут в нем преимущественно староверы, но есть и обычные миряне. В одном из первых домов познакомились с Галиной Николаевной, напомнили о Божьей любви, Его всемогуществе, готовности помочь в трудностях тем, кто искренне обращается к Нему. В конце улицы нас встретила пожилая женщина из староверов, похоже наставница. В завязавшейся беседе она напирала на несоблюдение нами староверческих традиций – дескать, не положено мужчинам быть без бороды, а девушкам непокрытыми. Мы задали вопрос о рождении свыше – это сильно ее смутило. На третьем куплете песни «Любовь Христа безмерно велика» она остановила нас, сказала, что мы чтим Бога не по правилам, дальше разговаривать отказалась. В других домах нас встречали более приветливо, хотя долгих бесед избегали. Напоследок мы спели еще несколько песен на берегу, и местная детвора с удовольствием слушала.


И вот наконец долгожданный Бор, где нас уже неделю ждали наши дорогие друзья. Возле дебаркадера сестер забрал муж верующей сестры на квартиру. А братья пошли катером до дома молитвы, где должны были ночевать. Странное и грустное ощущение – катер уходит, а мы остаемся на берегу.


Впрочем, радость скорой встречи с сестрой Юлей и ее детьми быстро избавили нас от грусти. Мы как будто почувствовали себя дома – так радушен был прием дорогих друзей.

На следующий день вместе с церковью провели торжественное богослужение. Вечером провели общение в доме одной из сестер, знакомились, рассказывали о себе, о поездке, пели.



Теплое и сердечное общение омрачалось только одним переживанием. В Бору мы должны были дождаться второй катер и группу из шести братьев во главе с Владимиром Ивановичем Мамонтовым, которые шли из Енисейска, заходя с благовестием в окрестные поселки. Путь пятерых братьев заканчивался в Бору, а с Владимиром Ивановичем двумя катерами мы планировали пройти по Подкаменной Тунгуске до Байкита, а оттуда, если возможно, до Ванавары. Планировали... И в очередной раз убеждались в несовершенстве нашего планирования. В Бору мы получили известие, что второй катер дважды утонул. Правда, братья не пострадали. Человек, сообщивший нам об этом по телефону, благодарил Бога за это происшествие, потому что общение его семьи с братьями таким образом продлилось. Сам он оказался глубоко верующим, верно понимающим библейское учение, хотя до этого не имел никакого общения с верующими нашего братства. После отъезда братьев, он начал активно благовествовать в своем поселке и попросил передать ему литературу. Катер удалось просушить, но последствия остались – не получалось набрать скорость, приходилось часто останавливаться, а шли против течения. Нам оставалось только ждать, пока друзья доберутся до Бора. С частью группы мы так и не встретились – братьям подошло время уезжать и Владимир Иванович был вынужден пересадить их на «Метеор» в одном из поселков.


Потекли томительные дни ожидания. Придет ли наконец катер? Какой ремонт ему понадобится? Когда мы сможем двинуться дальше?.. Между тем у некоторых из нас заканчивались отпуска, братьев тоже поджимали сроки – намечена уже следующая поездка в Усть-Авам, прилетели братья для участия в ней, а мы еще только на середине пути... Кроме того, доходили известия, что уровень воды в Подкаменной Тунгуске постепенно падает. Мы всё приносили Богу в молитве и учились доверию и спокойствию в «режиме ожидания». При этом старались быть полезными: помогали в домашних делах местным братьям и сестрам, встретили с теплохода еще одну присоединившуюся к группе сестричку, проводили богослужения в поместной общине и, конечно, благовествовали. Иногда это было организованное благовестие – в один из вечеров пришли с газетами и гитарой в центральный сквер и там провели хорошее общение с местной молодежью. Иногда спонтанное – братьев могли на улице остановить жители, завязывалась беседа. Иногда без слов – когда неверующие мужья наших сестер неожиданно теплели, видя добросовестную работу молодых христиан, помогающих в решении хозяйственных вопросов их семьям. Обедали мы обычно дома у сестры Юли, общались с ее детьми, для младших проводили детские собрания, с более старшими играли в настольные игры. Ужинали на квартире у другой сестры, приглашали для общения и местных друзей. В совместном труде и отдыхе мы больше знакомились, все крепче становилась связавшая нас дружба. Братья оказали помощь в строительных работах живущей в поселке миссионерской семье. А в последний день нашего пребывания в Бору мы сшили и повесили новые шторы.



И в сердце крепло решение продолжить труд до самого конца, остаться с группой, даже если это повлечет за собой трудности на работе. Мы доверились Богу и делали Его дело, а Он решал наши вопросы – располагал сердца начальников и сотрудников, чтобы они дали нам дополнительные дни отпуска.


Так прошла неделя ожидания. На седьмой день долгожданный второй катер пришел. Однако в процессе осмотра выяснилось, что идти на нем по Подкаменной Тунгуске не получится, нужен длительный и серьезный ремонт. Поэтому братья договорились с местным жителем, вытащили катер манипулятором на поляну возле дома брата. С участниками второй группы мы провели для поместной церкви вечернее богослужение, завершившееся по доброй традиции совместным ужином. На следующий день наметили отъезд из Бора вместе с Владимиром Ивановичем на нашем, таком родном, катере. Итак, группа наконец-то собралась в полном составе: шесть братьев и шесть сестер. А прибывшие с Владимиром Ивановичем братья утром следующего дня уезжали домой.


Быть готовыми ко всякому доброму делу

Первое июля, суббота. Завтрак, сборы, укладка багажа на катере – и вот мы уже прощаемся с местными друзьями. Пока на неделю. Если все будет хорошо, планируем к следующей субботе вернуться. Впереди у нас Байкит. В прошлом году с остановками мы дошли до него за двое суток. Сейчас идем на две недели позже, поэтому решили не останавливаться вовсе. Братья-капитаны рассказали, что всю зиму молились о том, чтобы уровень воды в реке не помешал нам дойти, куда нужно.


Бог ответил на молитву капитанов. В этом году идти по Подкаменной Тунгуске было легче, воды хватало. Бог провел нас «дорогой радуг» – так между собой мы прозвали этот путь. Шли дожди, и то слева, то справа, то прямо над нами разворачивался разноцветный мост. Мы пытались считать радуги, фотографировать, но очень скоро сбились со счета. Природа в который раз поражала неповторимой красотой. Яркое небо, молчаливые скалы, целые скульптурные композиции из причудливо нагроможденных камней, таинственная непроходимая тайга, покрытые ковром цветов огонька берега… В одном месте наблюдали за плывущим лосенком, несколько раз видели на берегу медведей. То и дело кто-то из нас выбегал на корму, чтобы сделать очередной фотоснимок. И снова общались, пели, перекусывали на ходу.


Часам к двенадцати ночи остановились возле поселка Полигус, чтобы купить топливо. Решили остановиться там часа на четыре для короткого отдыха. На реке много порогов, идти в сумерках некомфортно и даже опасно. Несколько братьев ушли искать топливо. В доме человека, который помог заправиться, их еще накормили ужином и получилось хорошее свидетельство о Христе. Часа в четыре утра опять тронулись в путь и уже в начале девятого пришвартовались в Байките. Бог совершил чудо. Пятьсот километров до Байкита мы преодолели всего за шестнадцать часов. Когда с берега позвонили местному брату и сообщили, что прибыли и ждем, он был очень удивлен, нас не ждали так скоро.



Оказалось, в эти дни Байкитская церковь проводила детский лагерь. Нам предложили разделиться. В лагерь откомандировали троих – меня с Таней и Петю. Остальные пошли проводить богослужение в доме молитвы.


К месту проведения детского общения путь лежал пешком через лес. И здесь мы любовались непривычными видами – мох, заросли шиповника, багульника, черники, необыкновенно красивые цветы. После пятнадцатиминутного спуска по извилистой тропинке нам открылась живописная поляна на берегу бурной мелководной речки Байкитик. Взгляд уперся в отвесные скалы на противоположном берегу. Молчаливыми стражами поднимали они свои пики, оберегая безмятежный покой природы. То здесь, то там у воды полыхали апельсиновые бутоны огонька. На поляне стояла большая палатка, рядом с ней другая, вроде беседки. Возле леса виднелись палатки для сна. На выкошенной площадке играла детвора. С другой стороны чуть поодаль располагалась полевая кухня.


Поручение «помочь в проведении лагеря» заставило нас поволноваться – как-никак, а особенной детской программы мы не готовили. Молились и на ходу соображали, что из имеющихся пособий может пригодиться. Местные друзья проводили общение на тему «Я есмь…», раскрывая образ Христа. Часть мероприятий они уже провели вчера, местный служитель-миссионер Константин Гылымзянов сегодня утром проводит беседу «Я есмь путь», дальнейшую программу ждут от нас. Пете поручили провести беседу по теме «Я есмь свет». Мы решили показать химический опыт про «фараоновых змей», вспомнить историю трех отроков в Вавилоне с помощью фланелеграфа, выучить песню и провести небольшую викторину. Получив одобрение брата Константина, приступили к осуществлению задуманного.


После богослужения по плану – кружки. Собрались в той же палатке. Дети занялись изготовлением часов с красочным циферблатом и стрелками. У кого-то они получились с музыкальной тематикой, у кого-то с морской. Чьи-то часы походили на произведение импрессионистов – настолько неожиданным был подбор красок и штрихов. Мы помогали им, одновременно знакомились.



Обед, потом спевка, беседа, викторина, где записку с вопросом доставали из надутых воздушных шариков. В перерывах подвижные игры. Ужин и общение у костра. Там брат Олег провел беседу на слова Христа «Я есмь корень…» (Отк. 22, 16). Брат говорил о корнях деревьев, о том, что жизнь дерева зависит от глубины и мощности корня. Деревья в зоне вечной мерзлоты чаще всего имеют горизонтальные корни и потому растут медленно, развиваются слабо. У них нет годовых колец, деревья выглядят хилыми и тонкими, хотя растут, может быть, уже не одно десятилетие. Если мы не укореняемся во Христе, не углубляемся в Его Слово, мы будем как северные деревья – слабые, хрупкие, неустойчивые.

Вечернее общение у костра завершилось разучиванием гимна «Наш костер такой уютный» и совместной молитвой. Для детей это был последний вечер в лагере. Мы тоже вернулись на ночлег в дом друзей.


Вода еще позволяла дойти до Куюмбы, и утром следующего дня мы с радостью воспользовались этой возможностью. Лишний багаж оставили на берегу, зато взяли еще пассажиров – двенадцать человек из местной молодежи. Всего на катере разместились двадцать четыре человека. Разумеется, не все в салоне. Кто-то на корме, кто-то даже на крыше. В пути общались, пели, пили чай, любовались видами, отдыхали. Местные друзья показали нам место, где не один год проходили христианские лагеря, рассказали несколько связанных с этим местом историй.


В Куюмбе нас ждали местные верующие. В этом поселке всего восемьдесят жителей, но церковь насчитывает десять членов. Вместе с ними провели торжественное вечернее богослужение и совершили вечерю Господню. Потом друзья накрыли стол. Тут стояли и окрошка, и тушеный с мясом картофель, и плов, и салат, и чай со сладостями. Гостеприимные верующие пригласили нас в свои дома на ночлег, но места хватило не всем. Большая часть молодежи осталась ночевать на берегу. У костра они еще долго общались, знакомились.


Утром после завтрака в доме молитвы приглашали жителей поселка к часу дня на богослужение в клуб. Люди собрались, слушали внимательно, служение шло примерно полтора часа.



Уже было известно, что возможности дойти до Ванавары нет. Уровень воды в некоторых местах опустился ниже критической отметки для нашего катера. Это нас печалило. Но мы понимали, что наша задержка – это расписание Божье. Значит, так нужно. Значит, мы именно там, где должны быть, в Байките. Намеченный здесь молодежный лагерь должны были проводить гости, но у них не получилось приехать. Поэтому местный служитель предложил провести это общение нашим старшим братьям.


Лагерь начался на следующий день после нашего возвращения из Куюмбы. Мы предвкушали отдых в кругу молодежи, но… Бог и тут распорядился по-Своему. Владимир Иванович настойчиво попросил нас с Таней помочь сестре Валентине, которая отвечала в лагере за кухню. Честно говоря, поначалу это поручение меня не обрадовало. Хотелось отдохнуть, пообщаться, послушать… Конечно, отказаться я не могла – это ведь служение и надо быть готовой ко всякому доброму делу. Но «я» внутри устроило целый бунт, и не сразу удалось его обуздать. Мы уже шли по знакомой тропинке, а я все еще внутренне вопияла к Богу, прося помощи и победы над своим огорчением. Я понимала, что служение нужно совершать не по долгу, не через силу, а с радостью, чтобы принести добровольную жертву. И Бог помог победить.


Сестра Валя радовалась нашей помощи, пища готовилась и подавалась вовремя. И нас с Таней Бог не обделил. В байкитском лагере все рядом: в той же палатке, где проходило богослужение, мы занимались приготовлениями к обеду и ужину и почти ничего из наставлений братьев не пропустили. Оставалось время и на отдых, и на общение, и на игры в кругу молодежи, и даже на поход.


Братья провели две беседы. Первая – о неизменности в служении Богу, о верности, дружбе и выборе друзей. Вторая – о силе воскресения Христова, о том, как мы можем ею побеждать. Выбрали песню лагеря – «Как бы хотелось все же». Ее за два дня общения спели несколько раз. У костра рассуждали о том, что такое крещение и что оно дает христианам.

На следующий день перед завтраком – час молитвы с беседой о духовных сетях, о проклятии, о наследственных грехах, а также о жизненно-важных потребностях христианина: исследовании Библии, молитве, посте, беседах со служителем. После завтрака снова играли и общались, но через пару часов пришло время собираться в путь. Братья заправляли катер, мы покупали продукты. Потом вернулись в лагерь, где пообедали и сделали общее фото. На прощание брат Олег оставил молодежи пожелание: неизменно любить Господа.

Прощание с полюбившимися друзьями в лагере, с провожающими братьями на берегу и обратный путь в сторону Бора. Ночевали немного не дойдя до поселка. Там же отметили день рождения одного из членов группы.



Полигус. Двумя группами ходили по поселку. Завклубом уехала в отпуск, поэтому клуб закрыт. Некоторые из местных жителей сожалели, что мы не проводим богослужение там, как в прошлом году.


Один из жителей поселка обронил в разговоре: «Впереди у вас поселок Бурный. Не заходите туда – вас там никто не ждет». В прошлом году мы не смогли дойти до этого поселка. Он находится на притоке Подкаменной Тунгуски, там уровень воды ниже и пройти катером не могли. Теперь братья решили: если уровень воды позволит – обязательно зайдем туда, хотя бы на пару часов.


Бог благословил наш путь, хотя встретилось немало мелких мест. Бурный – очень красивый староверческий поселок, раскинувшийся в уединенном и живописном месте, возле гор. Решили, что зайдем в центр поселка, споем там несколько песен; если получится, зайдем в дома.


В первом доме нас ждало удивительное. Открывшая дверь женщина пригласила в дом, позвала детей и внуков, с удовольствием выслушала наше пение. Задавая вопросы о вере, все больше располагалась, соглашалась с утверждениями братьев, принимала каждое наставление как очень важное. Помня, что впереди еще не один дом, мы все же распрощались. И тут же разделились на две группы, одни пошли с братом Олегом, другие с Яковом.


У крыльца играли в шахматы двое мужчин – Савелий и Павел. Пригласили нас сесть. Начали знакомиться. Оказалось, что два года назад Павел присутствовал на евангелизации в Ярцево. Мы говорили о богопочитании, о заповедях Божьих, о книгах и распространении веры, о последнем времени, о спасении. В этом доме нам впервые дали подержать старинные священные книги – рукописные, в кожаном переплете, с металлическими замками. Мы убедились, что эти книги практически цитируют Писание – на старославянском языке. Староверы владеют этим языком.


Напоследок Савелий сказал так: «У нас учат, что крепко утвержденный в своей вере спасется. Мы к вам не пойдем. Но вы крепко держитесь своей веры, может, и вы спасетесь». Кто-то улыбнется этой фразе, но, учитывая, что мы для староверов еретики, она говорит о многом.


К следующему дому мы подошли с черного входа. На стук открыл мужчина средних лет. Руки в муке. Строго глянул, спросил, что хотели, показал основной вход, пригласил зайти. Там через несколько минут нам открыла миловидная женщина Варвара. Тут же крутились двое детей, Рая и Витя. Мы расположились в зале и поначалу беседовали с хозяйкой. Чуть погодя вошел и хозяин, Геннадий. Поначалу они вели себя настороженно: сходу те же укоры в отсутствии бороды у братьев и платков у сестер. Мы пояснили, что сестры не замужем, поэтому по Писанию имеют право не носить покрывало, и что нет устава, регламентирующего ношение бороды. Заговорили о жизни. Брат Олег рассказал о своем обращении к Богу, хозяин неожиданно разоткровенничался и поведал о своих переживаниях. Говорили о Писании (в этом доме помимо священных книг читают Библию на русском языке), о заповедях Божьих, о крещении, о спасении по вере, о возрождении. Когда заговорили об употреблении спиртного и отношении Библии к этому, Геннадий смутился, так как был немного выпившим. Похоже, что слово обличило его. С этого момента общение стало более сердечным, каверзные вопросы прекратились.


После нескольких часов беседы хозяева предложили поужинать вместе с ними. Пока Варвара с детьми готовила и накрывала на стол, нам дали посмотреть семейные фотоальбомы, рассказали о родстве и некоторых традициях. Мы узнали, что Геннадий собирался в ночь на рыбалку, но решил ради нас остаться. Нас накормили вкусным ужином – отварной картошкой, рыбой, огурцами. Уже был поздний вечер, и хозяева поинтересовались, где мы планируем ночевать. Мы ответили, что у катера, на что в ответ получили приглашение заночевать у них дома. Решили, что придут ночевать сестры, а братья останутся в катере. Чуть позже договорились и о завтраке – для всей группы. В это время у староверов пост, они не едят мясного и молочного. Постятся и дети, и взрослые. Но нам накрыли шикарный стол – каша, творог со сметаной, домашний сыр. Дали продуктов в дорогу. После завтрака еще какое-то время общались с хозяевами, взяли номер телефона. Расставались как с добрыми друзьями.



Потом еще прошли по поселку, так как наша группа за вечер обошла всего три дома – нужно было попасть в остальные. Здесь уже не было таких длительных бесед, но литературу брали. От второй группы мы узнали, что их встречали тоже радушно, в каждом доме приглашали за стол, охотно беседовали. Друзья старались не засиживаться долго, помня, что мы собирались тем же вечером уехать. Они же на улице встретили женщину, которая оказалась главой поселка. Женщина очень обрадовалась благовестникам, тут же собрала некоторых жителей на площадку возле клуба, и друзья провели для них короткое богослужение. Просила о следующем приезде обязательно сообщить заранее, обещала предоставить клуб.


Каждому из нас вспоминались слова жителя Полигуса: «В Бурном вас никто не ждет…»


А. Денисова


Comments


bottom of page