• А. Н. Елисеев

Учение о благовестии



…Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие. Марк. 1, 15

Тема благовестия очень обширная, но в рамках статьи остановимся только на двух воп­росах: что такое благовестие? и кто такой благовестник? Слово «евангелие» с гречес­кого языка переводится как «доб­рая, благая весть». Оно встречается не только в Новом, но и в Ветхом Завете. Так, напри­мер, в книге Притчей написано: «Светлый взгляд радует сердце, добрая весть утучняет кости» (15, 30). Это означает, что от доброй вести у человека даже самочувствие улучшается. Я это испытал в своей жизни. В тридцать пять лет я оказался в онкологическом отделении. Далеко не все, поступившие вместе со мной в больницу, выписались из нее, поправив свое здоровье. Мне сделали операцию, и я пребывал в ожидании результата ­гис­тологии. Размышлял сам в себе так: жена, семеро детей, машина, дом – в общем, пожил. Некоторые люди и в более раннем возрасте умирают. Посмотрел на небо, задумался о готовности к переходу в вечность. И вдруг пришел анализ: рака нет! У меня продолжал болеть шов, появлялись разные осложнения: вода скапливалась, шов расходился и так далее. Но звучала весть – жить буду! И я даже физически себя почувствовал крепче. В 25-й главе книги Притчей написано: «Что холодная вода для истомленной жаждой души, то доб­рая весть из дальней страны» (ст. 25). Добрая весть издалека особенно ценна, подчеркивается в Священном Писании. Но та весть, которую принес ­Иисус Христос от Самого Вечного Бога Отца, обитающего в неприс­тупном свете, ценна не столько расстоянием до Автора, сколько своим содержанием. И Господь призывает людей веровать в нее. Душа же человека жаждет услышать эту весть. Мир, уставший от горя, ждал Откровения Мысли нетленной. И теперь этот день настал: На руках Марии лежал Человечеству дар бесценный! Уставший мир ждал прихода Мессии, который все изменит. В первой главе Евангелия от Луки читаем, как к Марии приходит ангел и возвещает благую весть. Сначала это сообщение вызывает в ней смущение, а потом восторг: «Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем…» (46–47). Пастухи на Вифлеемских полях слышат ангела: «Не бойтесь! Я возвещаю вам великую радость…» (Лук. 2, 10). Но эта весть приводит их сначала в панический страх. Потом они слышат хор ангелов, затем идут пос­мотреть Младенца. А возвращаются они уже «славя и хваля Бога за все то, что слышали и видели, как им сказано было» (Лук. 2, 20). Вот что в сердце производит благая весть! Симеон на руках держит Младенца Иисуса. Вначале у него изум­ление, он по вдохновению пришел в храм, а потом он начинает Бога хвалить. И все видящие это и слышащие переполнены этим славословием. Там и пророчица Анна, и Иосиф, и Мария слагает слова в сердце своем. Недавно слышал размышления одного брата о Евангелии. Во-первых, он отметил, что Евангелие – это самая важная весть! Кто-то скажет: «Мы сейчас живем в век информации, а ты со своим Евангелием пристаешь!» Потому и пристаем, что если ты эту весть не примешь в сердце, может быть, тебе лучше было бы и не родиться. Вторая мысль, что Евангелие – это самая дорогостоящая информация. Любая информация что-то стоит. Но нет такой цены на земле, которой было бы достаточно, чтобы заплатить за спасение, за жизнь вечную. Цена Евангелия – это драгоценная Кровь Сына Божьего. И третье: Евангелие – это самая непризнанная весть. Большинство людей на земле отказываются принять ее, приводя в свое оправдание различные доводы. Но мы, получившие спасение, понимаем, насколько это сообщение важно. И всякий человек после принятия его сожалеет только об одном, особенно если он уже в преклонном возрасте: «Почему я раньше не принял эту весть? Ведь Бог меня звал. Почему я так поздно уверовал?» Вот что значит Евангелие, которое меняет жизнь коренным образом: я был погибшим навеки, а теперь навеки спасенный; я был грешником, а теперь праведник, и праведность моя в Иисусе Хрис­те. Еду как-то в поезде. Нес­колько девочек сидят, примерно двенадцати-четырнадцати лет. У меня Библия на столике, я пишу свой конспект. Они себя ведут спокойно. Я им говорю: – Девочки, а вы куда едете? – Мы едем в Кемерово, у нас соревнование будет по вольной борьбе. – Интересно, а для чего вы взяли себе такое направление в жизни? Девочки, нежные создания… – А для того, чтобы постоять за себя. Как дал!.. – А как вы думаете, вы первое место займете? – Нет, наверное. – А почему? Да потому что на сильного всегда найдется сильнейший. Не лучше ли знать девяностый Псалом? – и мы начали разговаривать на духовную тему. Я смотрю на них и думаю: пока они не знают, какой дорогой идти, и вот у них вольная борьба, бокс, еще что-то, но они все нуждаются в спасении. Потом они выходят, а в Анжеро-Судженске ночью в вагон садятся мальчики. Они тоже едут на соревнования, но уже по дзюдо. Ребята почти всю ночь не спали. Под утро спрашивают меня: – А вы учитель? – Нет. – А что это за книга? – Библия. – А что в ней написано? Сколько раз вы прочитали ее? – Примерно сорок. – Представь себе – сорок раз! Я рассказал им о творении, о потопе, о начале нашей эры: о Христе, о жизни первой Церкви. Обо всём совсем кратко. Потом о 13-ой главе Книги Откровение. – Представьте себе, вы, наверное, встретите это время, когда будут ставить начертание шестьсот шестьдесят шесть. Читаю текст, потом продолжаю: – Кто поставит начертание, тот никогда в Царство Небесное не войдет. Это равносильно пок­лонению дьяволу, и поэтому он попадет в ад на вечные мучения. Я раздал им трактаты и подумал: они все могут иметь спасение, но для этого должны сделать правильный выбор в своей жизни. На землю пришла благая весть! И теперь кто-то должен ее распространять. Если бы Господь не нашел человека, который бы понес эту весть в мир, были бы у Него другие возможности для ее передачи всем людям? Конечно. Сам Иисус Христос распространял ее! Но написано также: «И увидел я другого Ангела, летящего посредине неба, который имел вечное Евангелие, чтобы благовествовать живущим на земле, и всякому племени, и колену, и языку, и народу…» (Откр. 14, 6). У Бога есть средства, для того чтобы проповедовать вечное Евангелие. Потому что эту благую весть должны слышать все люди без исключения! И каждый должен решить, примет он ее, или отвергнет. И эту весть Бог вручил в наши руки, вложил в наши уста, чтобы мы несли ее миру. А теперь рассмотрим вопрос: нет ли у Бога проблем с тружениками? Обратим внимание на то, как пророки во времена Ветхого Завета, которыми пользовался Господь, чтобы возвещать день спасения и день суда, исполняли Его поручения. Лот послан ангелами, провозгласить приближение суда, что времени жизни народа осталось даже не дни, а только часы. Но люди восприняли это, как шутку. Наверное, и сейчас есть проповеди, к которым относятся несерь­езно. Пророк Иона. Бог посылает его в Ниневию, но Иона не хочет выполнять это поручение. Бог добивается исполнения Своей воли силовым методом: через чрево кита. И теперь Иона проповедует так, что люди каются. Даже у Апостолов не было таких результатов, как у Ионы, чтобы весь Иерусалим покаялся. Три тысячи, пять тысяч – это тоже немало. Но, у Ионы стопроцентное обращение, однако, он не радуется их покаянию, он жаждет исполнения суда Божьего над язычниками. Разве проблема не в труженике? Он имеет в устах благую весть, а не знает, что с ней делать. Он не является сотрудником Божьим в этом деле, и Господу приходится уже не с ниневитянами работать, а с тружеником. Третий пример – Иеремия. Когда Господь призывал его на служение, то сказал: «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов пос­тавил тебя» (1, 5); «…не малодушествуй пред ними, чтобы Я не поразил тебя в глазах их» (1, 17). И потом Иеремия, постоянно слыша поношения и насмешки, решил не говорить больше к народу. Но Господь производит в его сердце огонь, который жег его изнутри. Что это? Это силовые методы Бога по отношению к труженику, чтобы он все-таки не умолкал. Он должен говорить эту весть! И Иеремия говорит. Это соработники ветхозаветные, и Бог работал с ними. А в новозаветное время разве не так? В Кесарии в доме Корнилия большое собрание язычников, и все они готовы к покаянию, но где найти проповедника? И Богу пришлось трижды убеждать Пет­ра, чтобы он без сомнения согласился пойти в Кесарию для проповеди Евангелия язычникам. Корнилий встречает его словами: «…и ты хорошо сделал, что пришел» (Д. Ап. 10, 33). Заметьте, не язычникам и грешникам они сказаны, они сказаны Петру. А сколько потом нашлось тех, которые осуждали Петра за его проповедь, за это служение, за это соприкосновение с язычниками. Подобным образом и Анания, в ответ на поручение пойти к Савлу, возражает Господу: «Господи! я слышал от многих о сем человеке, сколько зла сделал он святым Твоим в Иерусалиме; и здесь имеет от первосвященников власть вязать всех, призывающих имя Твое» (Д. Ап. 9, 13–14). Он как будто отказывается идти спасать Савла, который должен стать апостолом язычников. Анания – это Божий слуга, который должен приготовить Савла к служению, но он отказывается. И Господь говорит: «Иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое перед народами и царями и сынами Израилевыми» (ст. 15). Богу приходится убеждать Своих тружеников. Но были и другие работники, которых не приходилось уговаривать. Мне нравится состояние благовестника Филиппа. Господь посылает его на пустую дорогу. Логичный вопрос: зачем? Казалось бы, надо оставаться в Самарии, где много людей слушает и внимает словам Филиппа. Но он идет. Потом пристает к колеснице. В ней царский вельможа, евнух,– читает Книгу пророка Исаии. У них состоялся диалог. В результате евнух обретает спасение. Филипп, несомненно, являясь орудием в руках Божьих, беспрекословно повинуется Духу Святому. Сегодня служение благовес­тия Господь доверяет нам. Но я замечаю за собой, что не всегда способен видеть в каждом встречном человеке погибшего грешника. И не всегда говорю с ним. Сознание важности евангелизации заглушается суетой: работа, дети, церковь, дом, еще что-то… А человек проходит мимо. Может быть, я с ним больше никогда не встречусь, и он навеки погибнет. Бог мне встречу посылает, а я ничего не говорю о Спасителе. Комок в горле застрял, слов не нашел. Ну ладно, потом, в следующий раз кому-нибудь другому скажу. Бог из милости к погибающему грешнику, может быть, другого труженика направит. Но ведь сейчас Он послал именно меня! Перечислю стандартные отговорки, которыми люди чаще всего оправдывают свое молчание. – Я не знаю, как свидетельствовать. – Это не мой дар. – Я свидетельствую своей жизнью. Пусть смотрят на меня и сами разбираются, верующий я или неверующий. Поймут со временем. – Это дело пресвитера. У меня нет времени. И еще одна,– страх отвержения: – Я раз попытался, не получилось, и больше не буду. В притче о блудном сыне вижу образ труженика – это старший сын. Он говорит, что много лет работает у отца. И в то же время видна проблема во взаимоотношении с отцом: у них нет понимания в самых элементарных вопросах. Для старшего сына нет праздника в доме отца, хотя все для пира готово. Почему-то старший сын не воспринимает отцовской радости о возвращении блудного сына, он не радуется спасению грешника. Хотя отец говорит ему: «Сын мой! ты всегда со мной, и все мое твое…» (Лук. 15, 31). Явно видна проблема с тружеником. Друзья, мы имеем очень важную весть, которая изменила нашу жизнь. Но у Бога могут быть проблемы с нами, его соработниками, потому что мы молчим. Написано: «Когда Я скажу беззаконнику: «смертью умрешь!»,– а ты не будешь вразумлять его и говорить, чтобы остеречь беззаконника от беззаконного пути его, чтобы он жив был, то беззаконник тот умрет в беззаконии своем, и Я взыщу кровь его от рук твоих» (Иез. 3, 18). Да поможет нам Господь, осознавая важность и значимость благой вести, нести ее в мир погибающим в неверии людям. Будем послушны нашему Небесному Отцу, и с еще большей ревностью станем служить Господу и проповедовать Евангелие. Елисеев А. Н.


Недавние посты

Смотреть все

(Пять уроков апостола Павла) Но как прошло довольно времени, и плавание было уже опасно, потому что и пост уже прошел, то Павел советовал, говоря им: мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и

Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег… И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал